17 августа 2015 г.

«Посиделки». Фильм Эдварда Звика «Легенды осени». Часть 4.

***
Тристан вернулся после своего путешествия. Дома он увидел разбитого параличом отца, Сюзанна вышла замуж за брата. Хоть мы и говорим, что он пошел по зову сердца, но то, что произошло, это следствие его выбора. Все эти действия спровоцировал Тристан. Вы согласны с этим или нет? 


— Вот для меня эта тема, еще когда мы обсуждали о личной ответственности, что касается влияния моих действий на других, вызывает жуткое сопротивление говорить об этом. Я не ответственна за то, что происходит у моих близких людей. Поэтому, когда сейчас ты говоришь про Тристана, у меня тоже такое сопротивление. Они сами своими мыслями выстраивают свою судьбу.

— Естественно. Мы сейчас смотрим последовательность действий, причины и следствия. Понятно, что каждый ответственен за свою жизнь. Но когда ты живешь с близкими для тебя людьми, ты все равно эту ответственность разделяешь.

— Пока я соглашаюсь только ментально. Я все понимаю, все это правильно. Но почему-то внутри не охота брать ответственность за последствия своих поступков, даже разделенную ответственность, видимо инфантилизм сидит.

— Я тебя пониманию. Но если в семье мы не можем разделить ответственность, если делаем только то, что хотим и не считаемся с чувствами других, то мы по большому счету разрушаем семью.

— Это очень тяжело принять. Легче сказать, что не я во всем виновата.

— Конечно. Только речь здесь идет не о вине, а об ответственности.

— И у меня тоже ощущение, что не только Тристан виноват. И отец не мог Альфреда понять.

— Я согласна с тем, что он все-таки запустил этот процесс, с которым они не смогли справиться. В этом смысле да.

— Сказать, что Тристан виноват в этом, мы не можем, в противном случае, мы тоже перекладываем на него всю ответственность, что в корне не верно. Но то, что он запустил это разрушение, можем.

— Тем более отец возлагал на него большие надежды, поскольку Тристан сам взял ответственность за всех и уехал.

— У меня такой вопрос. Ты сейчас сказала, что те, кто берет на себя ответственность и не считается с чувствами и мнением других, тот сам и виноват. Вот так я услышала. И я так думаю, нормально,  а кто не берет ответственность, тот в шоколаде.

Почему в шоколаде? Они жертвы.

— В чем они жертвы? Они же могли взять часть ответственности на себя.

— Они жертвы именно потому, что не берут часть ответственности на себя. Жертва всегда ищет, кто возьмет за нее ответственность, а потом его объявляет виноватым, если не справился с ответственностью.

— Прикольно получается. Вот это у меня вызывает сопротивление. То есть с одной стороны этот парень берет на себя ответственность, не справляется, потом испытывает по этому поводу чувство жуткой вины и при этом он же во всем и виноват.

— Во-первых, он виноват не сам по себе, а по мнению жертвы. А себя он обвиняет только в том случае, если наделяет себя супер возможностями. Если он реально оценивает ситуацию, то не берет на себя чувство вины.


***
— Знаете, какой момент меня очень тронул до слез. Когда он возвращался. Как его встречали, раскрыли ворота. У меня здесь не стыкуется. Вроде бы он и запустил разрушение, но с какой радостью его здесь ждали. Не зависимо ни от чего. И это вызвало во мне бурю эмоций. Его возвращение.

— Тристана любили. Кто не считал себя жертвой, ни в чем его не обвинял. И отец, и родители Изабелл, и индеец любили и принимали Тристана таким, какой он есть. Или другой момент: в семье упадок, пришел спаситель.

Но вы все время говорите о вине, а я говорю об ответственности за свои поступки. Когда берешь ответственность за свои поступки и знаешь (или предполагаешь) их последствия, чувство вины не возникает, потому что решение осознанно.

Хочу еще обратить ваше внимание на то, что когда человек берет на себя слишком много ответственности, он не дает другим развиваться.


 
— Да, кстати, это тоже одна из вещей, которая меня зацепила с младшим братом. Они так его опекали, особенно Тристан, у меня было такое ощущение, что он инвалид. Не дают ему развиваться. Постоянно с детства его опекали и вырастили птенчиком. Ему 20 с лишним лет, а он все еще птенчик, он не дорос, по возрасту мужчина, а внутри мальчик.

— Осознание пришло во время войны.

Письмо Сэмюеля: «Дорогая Сюзанна, невозможно описать весь ужас, который здесь творится. Все совсем не так, как я это себе представлял. Сегодня, когда я молился за души тех, кто погиб так ужасно и так героически, я понял, что молюсь и о собственной славе. Разве плохо мечтать о том, чтобы прославиться в бою? Как это было с моим отцом. Хотя Тристан и Альфред так заботятся обо мне, что, скорее всего, у меня никогда не будет такой возможности. Сюзанна, теперь я понимаю, что не отец был прав, а я был наивен. И все же наши тела находятся в Божьей власти. Мы бесстрашно и уверенно идем в бой с именем господа на устах».

Участие в войне – это самый легкий способ почувствовать себя героем. В мирной жизни у Сэмюеля такой возможности не было. Но и на войне братья ему тоже не давали принимать решение самостоятельно. И в итоге первое самостоятельно принятое решение привело к смерти. Так что сверхопека, взятие на себя полной ответственности за другого, привело к смерти последнего.

Пронаблюдайте, к чему приводит ваша сверхопека или взятие ответственности за жизнь близких людей. Или наоборот, сверхопека близких и взятие ими ответственности за вашу жизнь.


***
Встреча Тристана и Сюзанны после возвращения. Напомню разговор Альфреда с Сюзанной.

Альфред испытывает злость, настороженность и страх, от того, что вернулся Тристан.
«Альфред: И что он сказал?
Сюзанна: Просил передать привет и поздравление».
Альфред был опять готов к борьбе, к соревнованию. И по ощущениям после слов Сюзанны было видно, как напряжение у него спало. Он заулыбался. Потом он сообщил, что Тристан женится и опять же его слова в адрес Тристана о том, что Изабелл будет счастлива:
«Альфред: Счастлива? С Тристаном? Думаю, ты лучше всех знаешь, что это невозможно».

Опять желание опустить более сильного, более значимого.


— У меня мысль такая пришла: а желание опустить и соревноваться возникает у человека, который считает себя слабым?

— Слабым, нелюбимым, недостойным чего-то. Конечно.

— Тристан же ощущал себя любимым, поэтому не соревновался. Ну, если только по-детски он соревновался.

Для меня вопрос соревнования был ясен с первого момента, как они начали бороться, когда приехала Сюзанна. У меня сразу картинка из детства моих детей. Потому что мои дети всю жизнь соревновались. И первое, чем можно вызвать мое внимание, это начать бороться. Но я в Тристане видела меньше желания соревноваться. Альфред провоцировал соревнование, старался показать себя в более выгодном свете. Мне кажется, даже поход его во власть был в некоторой степени соревнованием. Доказать, что он лучше, мудрее и человечнее, как он сказал отцу: «И докажу это». А в итоге что? Он чувствовал себя нелюбимым, вот и старался что-то доказать.

— Еще был интересный момент, когда вернулся Тристан, нужно было поднимать хозяйство, потому что скот упал в цене, хозяйство приходит в упадок, надо что-то делать, решать проблему. И здесь возникает у членов семьи мысль, что Альфред голосовал за сухой закон и возможность заняться контрабандой спиртного поможет решить проблему упадка. Разве это не  соревнование с Альфредом?

— Да, против него как бы.

— Запуск этого соревнования был с подачи отца. И Тристан это сразу подхватил. Сам отец так и не вышел из борьбы с правительством. В данном случае объединилась борьба с правительством и соревнование со старшим братом.

— Получается, что Тристан тоже участвовал в соревновании?

— Да, он включился в соревнование. Значит, была у него в этом потребность.

Следующий момент. Конкуренты Тристана сказали, что ты жив до сих пор только потому, что твой брат конгрессмен Ладлоу. Только поэтому.

Опять включается соревнование через наступление на «больную мозоль». Мало того, что брат увел у него Сюзанну, а тут еще говорят, что жив пока только благодаря брату. Ты сам по себе ничего не значишь, значит только твой брат. Соревнование запущено.


— Да, он идет и опять продает.

— Хотя можно было остановиться и подумать о своей семье, чем его действия могут ей грозить, к чему это может привести. Можно же было торговать и в другом городе. Но Тристан продолжает свою деятельность. Вообще о чем он думает? О своей семье или о соревновании с братом?

— Меня тоже удивило, что он не остановился. Я только сейчас увидела, что это соревнование, но когда я смотрела фильм, мне было не понятно, почему он стал продолжать торговать спиртным.


***
— Следующий момент. Похороны Изабелл. Приехал Альфред, отец его увидел и закричал: «Я не хочу его видеть».

Альфред вроде бы чего-то добился, доказал, что он чего-то значит и удивляется, что отец даже теперь не хочет его видеть. Тристан его успокаивает, объясняя позицию отца, что он обвиняет власти в том, что случилось с Изабелл. А Альфред для отца – это часть власти.

Раз власти в этот раз победили, то необходимо продолжить борьбу. Я хочу, чтобы вы увидели, как соревнование в этой семье запускалось.


— Да, по таким моментам очень хорошо видно.

Альфреду сорок лет, а он говорит, что его не принимают. Даже смешно стало. На себя проецирую и вижу, что тоже все время хочу, чтобы меня принимали, и воюю с ветряными мельницами.

— Это их соревнование так явно видно.

— Постарайтесь увидеть в своей жизни похожие моменты. Как вы соревнуетесь, что делаете, какие ошибки допускаете, как это у вас происходит. Со стороны видно, а внутри себя зачастую нет.

— Я вижу у себя свое соревнование. Сейчас я его уже мгновенно вычисляю. Я так понимаю, что фильм надо было смотреть умом?

— Нет, только через чувства, чтобы не увидеть, а почувствовать. И говорить о своих чувствах, когда мы разбираем ситуации. Мы ведь обращаем внимание только на то, что нам близко, что перекликается с нашим сегодняшним состоянием. Если смотреть из ума, то получится так, как получилось у одной нашей участницы: услышала фразу индейца и весь фильм смотрела через подтверждение мысли индейца.

— Я так понимаю, что я, скорее всего, отождествилась с Тристаном и отождествилась как раз на чувстве вины. Мы когда начали обсуждать, у меня даже сердце заболело. Мне кажется, там у меня и живет чувство вины. Как только я об этом подумала, оно перестало у меня болеть. Почему я так яро его защищаю? Потому что я защищаю себя. И момент соревнования мне реально понятен.

Для меня самым важным было понять, в каких ситуациях кто его запускает. Вы говорите, что отец запускает соревнование, что давай мы будем торговать виски в противовес сухому закону. А Тристан опять же испытывает чувство вины, что хозяйство пришло в упадок, говорит о том, что мы все снова вернем, и у нас все будет хорошо. Он не против вроде бы ввязаться. Он привык так жить, брать ответственность. Но при этом получается, что беря ответственность, он берет груз, надевает корону на голову и вперед. Мы в подобном случае считаем, что за всех все решаем. Мы знаем, что кому в нашем ближнем окружении нужно. А это далеко не так.

— Теперь ты можешь ответить себе, почему все о Тристана как об скалу все разбиваются?

— Получается да. Потому что он не учитывал чаяния, нужды и чувства других людей. Он видел свою картину мира. Там же в фильме говорили про его мир и про другой мир. И его мир не пересекался с миром других, только соприкасался периодически. И все, кто подходили к нему, как раз разбивались об него.

***
— Несмотря на то, что фильм о любви, у Тристана было принятие, для него семья – это ценность с одной стороны и в то же время близости не было.

— Потому что он ответственности им не давал? Не разделял с ними ответственности.

— По-умному: он их считал объектами, а не субъектами и не способен был их услышать.

— Когда ты берешь ответственность полностью на себя, и когда тебе ее при этом еще отдают, трудно услышать другого. Если есть кому вести, что не отдать то? При этом никто не учитывает чувства других людей, не тот, кто берет, не тот, кто отдает.

— И еще виноват будешь, если что-то пойдет не так.

— Когда отец запустил это соревнование, он, по сути, переложил свою борьбу с правительством на Тристана. Тристан взял ответственность за желание отца, уже не из своих каких-то соображений действовал, а именно против власти, потому что так хотел отец. Сам он может и не был против власти, может только ради соревнования с братом…

Продолжение следует…

============
Если Вас заинтересовала такая форма внутренней работы, приходите на «Посиделки» в Центре «Осознанное внимание».


Более подробная информация о том, как принять в них участие по ссылке http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Так же Вы можете поделиться своими мыслями и чувствами по поводу данного фильма на форуме Центра «Осознанное внимание» (Общий форум – «Посиделки» в онлайн-гостиной – Фильм Эдварда Звика «Легенды осени») http://ovinfo.ru/forum/posidelki.html

С уважением, Татьяна Ушакова, руководитель Центра «Осознанное внимание».

Часть 3.
Часть 5.



14 августа 2015 г.

«Посиделки». Фильм Эдварда Звика «Легенды осени». Часть 3.

Предлагаю Вашему вниманию фрагменты встречи, посвященной обсуждению мыслей и чувств, которые вызвал фильм Эдварда Звика «Легенды осени». Встреча была очень интересной, поэтому я приведу практически всю стенограмму встречи, за исключением каких-то личных моментов участников группы.

***
Помните, когда приходит письмо, Сюзанна сидит на веранде и плачет. К ней подходит Альфред. Это видит отец.

«Отец: «Альфред, она будет женой брата!»
Альфред: Да, но лучше ты ему об этом напомнил.
Отец: Но его нет, и он не может себя защитить.
Альфред: Да, не может, но я вижу, ты готов защищать его и то, что ему принадлежит, хотя он бросил ее. И тебя. И я не хочу говорить, кого еще он бросил.
Отец: Черт тебя возьми, не смей обвинять моего сына в смерти Сэмюеля. Сэмюель решил стать солдатом, а солдаты умирают. Когда люди из правительства, такие паразиты, как ты, посылают их на бойню. Будь ты проклят. И ты тоже (обращение к Сюзанне).
Альфред: Заткнись, оставь ее в покое.
Отец: Убирайся из моего дома и с моей земли.
Альфред: Почему? Потому что я хочу служить моей стране, как и ты служил, или потому что я люблю женщину, которая не любит меня? Он использовал и бросил ее, твой дорогой Тристан. Я любил ее, я до сих пор люблю ее. А он украл ее у меня. Если ты хочешь знать правду, он украл ее у Сэмюеля еще до войны.
Отец: Я убью тебя сейчас.
Альфред: Вот, прочти письмо от своего Тристана».

Когда мы находимся в растерянном состоянии, как Сюзанна, нами легко можно управлять. В итоге Альфред предложил защиту Сюзанне, если она станет его женой. Естественно, в таком состоянии она согласится.


— Да, интересно как.

— Да, Альфред мог просто предложить помощь и защиту. Но через манипуляцию, он сделал ее своей женой. Добился ее. А по сути, отец попытался ее защитить. Для отца в этой ситуации сын стал предателем и она тоже, потому что она пошла на поводу. Хотя она обещала ждать Тристана всю жизнь. Конечно, сложно об этом говорить, это тоже ее право ждать или нет. С другой стороны жди, если дала обещание. Тем более индеец сказал, что Тристан вернется. Поэтому эта ситуация переломная в разрыве отца и сына. Это метание Сюзанны. Это же тоже был ее выбор. Она предпочла себе такую жизнь. Для меня лично ее смерть в конце не от того, что Тристан ее не любил, а от того, что она оказалась в ловушке. Она оказалась в золотой клетке с нелюбимым мужчиной, а любимый мужчина был на расстоянии вытянутой руки и вел себя достойно, потому что она была жена его брата. В отличие от Альфреда.


В золотой клетке и абсолютно потерянной. Совершенно другой она была в начале истории.

В фильме был еще другой яркий момент про Сюзанну. Напомню. Сюзанна пришла в тюрьму к Тристану.

«Сюзанна: Я хотела, чтобы она умерла. Может быть, я даже хотела, чтобы Сэмюель умер.
Тристан: Ты не имела ни какого отношения к смерти Сэмюеля и смерти Изабелл тоже.
Сюзанна: Не имела?
Тристан: Иди домой. Иди к Альфреду».

Сюзанна испытывала чувство вины из-за своих мыслей. И ее самоубийство было вызвано чувством вины, которое она не смогла пережить. Тристан от чувства вины бежал, а Сюзанна умертвила себя.


— Она виновата в смерти этих людей?

Она сама себя обвинила.

— Он же ей сказал, что это не ее вина.

Это не важно. Тристану тоже говорили, что его вины в смерти брата нет. Но Тристан испытывал это чувство. Точно так же она загнала себя в это чувство вины и единственным разрешением душевной боли она увидела смерть.

— А я восприняла по-другому.

А как ты восприняла?

— Восприняла, что Тристан дал понять Сюзанне, что он не любит ее и не хочет быть с ней. Мне не показалось, что здесь было главным чувство вины.

Попробуйте «присоединиться» к Сюзанне при просмотре этой сцены в фильме и сцены подготовке к смерти.

Чувство вины толкает нас на такие поступки, которые разрушают нашу жизнь. Разрушают любовь. Если бы Тристан не застрял в этом чувстве, он бы не поехал никуда, и все могло сложиться другим образом с Сюзанной. Построить семью, поднять хозяйство. В память о брате. Но чувство вины его погнало в дорогу. Так же и Сюзанна не смогла пережить это чувство.

Чувство вины – это одно из самых деструктивных чувств, которое толкает нас на необдуманные и не конструктивные поступки.


— Но чувство вины рождается от большого мнения о себе, когда мы принимаем на себя гиперответственность или считаем себя всемогущими.

Согласна. Чувствовать вину мы выбираем сами. Нам могут его навязать только в том случае, если мы сами внутри себя его ощущаем. Если мы его не ощущаем, попробуй нам навязать чувство вины, ничего не получится.

— Татьяна, ты как-то написала, что чувство вины – это диктатура разума. Я когда это прочитала, для себя поняла, что чувство вины – это ментальная конструкция.

Ментальная конструкция. Сначала мысли, потом развивается чувство. Все это случилось, что у Тристана, что у Сюзанны.

— Как только я прочитала эту фразу и на фоне нашей многолетней работы, для меня чувство вины потеряло ценность. Оно перестало быть двигающей силой моих поступков.

Продолжение следует…

============
Если Вас заинтересовала такая форма внутренней работы, приходите на «Посиделки» в Центре «Осознанное внимание».


Более подробная информация о том, как принять в них участие по ссылке http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Так же Вы можете поделиться своими мыслями и чувствами по поводу данного фильма на форуме Центра «Осознанное внимание» (Общий форум – «Посиделки» в онлайн-гостиной – Фильм Эдварда Звика «Легенды осени») http://ovinfo.ru/forum/posidelki.html

С уважением, Татьяна Ушакова, руководитель Центра «Осознанное внимание».

Часть 2.
Часть 4.



11 августа 2015 г.

«Посиделки». Фильм Эдварда Звика «Легенды осени». Часть 2.

Предлагаю Вашему вниманию фрагменты встречи, посвященной обсуждению мыслей и чувств, которые вызвал фильм Эдварда Звика «Легенды осени». Встреча была очень интересной, поэтому я приведу практически всю стенограмму встречи, за исключением каких-то личных моментов участников группы.


Сюжет фильма:
«Некоторые люди очень ясно слышат свой внутренний голос, и живут так, как он им подсказывает. Такие люди сходят с ума. Или становятся легендами». Так начинается история семьи Ладлоу — стремительный и романтический рассказ о трех братьях, их отце и молодой и неотразимой женщине, которая роковым образом изменяет жизнь каждого из них.


***
Моменты, на которые я хочу обратить ваше внимание, так как они будут важны для дальнейшего обсуждения.

Разговор Сэмюеля с Тристаном, когда Сюзанна играла с Альфредом в теннис. Разговор идет в доверительном ключе, в несколько шутливой, но в любящей форме. Таких разговоров нет между Альфредом и другими братьями.

Хотела сказать об индейце, так как это важно для дальнейшего обсуждения.

На вопрос Сюзанны про индейца: «Говорит ли он по-английски», Альфред отметил, что индеец не унизится, чтобы говорить по-английски. Это ключевая фраза, к которой мы дальше обязательно вернемся.

Сыновья собираются на войну по инициативе Сэмюеля. Альфред его поддерживает. Тристан понимает бессмысленность этой затеи, но поскольку он ответственен за младшего, он отправляется вместе с ними.

Еще раньше Сюзанна просила Тристана «не дай ему уехать», на что Тристан ответил, что это невозможно и обещал позаботиться о нем. В этот момент их замечает Альфред и у него зарождается недоверие к Тристану и отношение, что он подставляет младшего.

Момент когда сыновья прощались с отцом. Отец по очереди подзывает к себе братьев.

Альфреду он говорит, чтобы тот берег себя. Следующий по очереди Тристан, но он подталкивает младшего – Сэмюеля. Отец – Сэмюелю: «Вернись сам, это меня больше порадует». Отец – Тристану: «Береги Сэмюеля».


***
Если посмотреть на наши социальные отношения, получается, что мы сначала передаем ответственность, и если человек с ответственностью не справляется, назначаем его виноватым. И не можем простить. Это было очень хорошо показано в фильме в отношениях Альфреда и Тристана.

Помните такие моменты в своей жизни?


— С моим образованием. Я возложила ответственность на своего мужа, что он лучше разбирается и мне посоветует. Он посоветовал, мне это не понравилось, но я последовала ему совету и получила образование. В результате не смогла найти работу по специальности, и негатив весь ушел на мужа. Это очень яркий пример. Я сделала то же, что и Альфред.

***
По вашему мнению, почему Тристан, после того, как вернулся с войны, снова ушел? Этот уход индеец назвал «зовом сердца».

— Потому что, мне кажется, он себя не простил за смерть брата. И его это сводило с ума. И он уехал.

Он продолжал жить в этом чувстве вины?

— Да, продолжал. Потом ему стало до того плохо. Он даже один раз проснулся и ножом замахнулся на Сюзанну. Может быть, он подумал, что стал опасен в таком состоянии для близких, и уехал.

Ты считаешь, что это было сознательное решение?

— Наверно.

Кто-то обратил внимание, что спровоцировало его уход?

Хорошо, вспоминайте момент, когда он увидел теленка, запутанного в проволоку.

— Да-да-да.

Это было повторение того, что произошло с Сэмюелем. Он снова остро пережил чувство вины. В начале обсуждения кто-то из вас сказал, что он жил по зову сердца. Разве это был зов сердца? Скорее это было бегство от самого себя, желание освободиться от гнетущего чувства.

— Я обратила внимание, что когда он теленка этого распутывал, можно было спокойно это делать. А он же все делал на эмоциях. Он дергал эту проволоку, причиняя еще большую боль теленку. Мне кажется, что он сделал то, что считал, что он сделал с Сэмюелем – не спас его. Я еще про себя подумала, что если бы я там была, я бы сначала успокоилась, распутала и прожила бы альтернативную ситуацию. Вот он запутался, а я его спасла.

Это если включить сознание. Но он действовал на эмоциях. Он их не сдерживал. И пережив снова смерть, но уже теленка, это спровоцировало его отъезд. Чувство вины погнало его в дорогу.

Когда мы живем с чувством вины, любой намек на похожесть ситуации, которая и вызвала чувство, будет усиливать его.

Можно сказать, что он действовал по зову сердца, но в действительности им управляло чувство вины.

Я понимаю, что сейчас разрушаю ваш романтический образ Тристана…


— Из чувства вины. Да, у меня нет четкого понимания, что такое зов сердца. Я почему-то думала, что зов сердца – это когда ты делаешь, что хочешь. Он хотел убежать и убежал. Он не стал думать «как она без меня будет жить» и т.д.

Он жил в чувстве вины. Эти переживания были для него важнее, чем переживания отца, который его любил, и Сюзанны, которая тоже его любила. Вы считаете, что он побежал по зову сердца?

— Вот интересно, а что такое «зов сердца»?

Я у тебя и спрашивала, что ты под этим подразумевала. Ты взяла в самом начале фильма эту фразу индейца и смотрела весь фильм в этом контексте, не понимания, что же есть «зов сердца». И решила, что любые проявления Тристана и есть зов сердца. Но мы сейчас разобрали, что это были действия из чувства вины. Чувство вины из-за того, что он не справился с той ответственностью, которую он взял и которую на него возложили.

— Тогда получается, что когда живешь по зову сердца, ты все-таки свободно действуешь. А когда ты действуешь из чувства вины, ты не свободен. Ты реагируешь.

Да. У него была реакция на ситуацию, которая напомнила смерть брата.

— Получается замкнутый круг? Альфред скинул ответственность на Тристана и подогревал чувство вины. И Тристан уходил в это чувство.

Альфреду хотелось, чтобы Сюзанна была с ним. А обвинения Тристана способствовали разрыву их отношений. Должен был наступить момент, когда Тристан взорвется. Зная нрав Тристана, у Альфреда был шанс «заполучить» Сюзанну. И Альфреду оставалось только дождаться того момента, когда он сможет быть с Сюзанной. Это соревнование, манипулирование братом пусть и не осознаваемое.

— Да, тем более что Тристан, а это видно, человек эмоций. Альфред больше владел собой. Более разумно поступал.

— А у меня сопротивление всему, о чем вы говорите. Я не совсем понимаю, почему зовом сердца не может быть… В моем понимании зов сердца – это те чувства и желания, которые мы испытываем. Внутренние. И почему боль от чувства вины не может человека погнать куда-то, ему в этот момент хочется бежать и он бежит. Почему вы это называете реагированием?

А что это по-твоему? Зов сердца – это когда ты идешь к чему-то, а бегство – это бегство.

— Это в твоем понимании. В моем понимании нет того, что зов сердца – это к чему-то. В моем понимании «зов сердца» – это отклики какие-то. Поэтому я с вами не согласна.

Эмоциональные отклики на какие-то проявления других людей?

— Любые. Нет… Почему других людей?

Его обвинял брат, он реагировал.

— Ты считаешь, что если бы Альфред не усиливал в нем чувство вины, он бы его не испытывал?

Испытывал бы. Но большинство «взбросов» происходило после слов Альфреда.

— Когда ситуация была с теленком Альфреда рядом не было. Тоже было сильное эмоциональное переживание.

Когда ты находишься в постоянном тлеющем чувстве вины, любая ситуация будет провоцировать усиление этого чувства.

— Я понимаю. Я сейчас не спорю, я пытаюсь разобраться, понять для себя, почему в данном случае… (молчание)

Я тебя правильно поняла, что любое эмоциональное реагирование ты называешь зовом сердца?

— Ну, вот сейчас я задумалась. (Смеется) Потому что могу дать не правильный ответ. Я не знаю. Когда я вас слушала – это зов сердца, это не зов сердца, потому что это чувство вины, это реакция. И у меня такая буря внутри, что вот зов сердца – это когда ты внутри что-то чувствуешь. Видимо да, для меня зов сердца – это отклик на какие-то эмоциональные переживания.

Это в твоем понимании так?

— Видимо да.

— В моем понимании это тоже следование своим чувствам. Понимать свои чувства. Жить не только разумом, но и чувствами, внутренними ощущениями.

А Тристан понимал свои чувства?

— Мне кажется, что нет. В ярости точно не осознавал, что делает. Что-то такое звериное появлялось даже в лице. Он не владел собой.

— Мне кажется, что зов сердца – это когда ты есть. А когда ты охвачен эмоциями и на этом действуешь, то тебя нет. Это реакция. Ну, какой тут зов сердца?

— Зов сердца – это ум? Так что ли?

— Нет, у тебя отклик и тебе хочется изнутри что-то делать. Ты идешь к этому и это делаешь. Но ты не убегаешь от негатива. Ты свободна, ничего не блокируешь «нет-нет, я не хочу слышать».

— А боль это в данном случае негатив что ли?

— У него было чувство вины. Он действовал охваченный эмоциями, решение было принято на эмоциях. Его вели эмоции, а не он сам.

— Но мне почему-то показалось, что это поступок его убегания тоже в какой-то степени был его свободным выбором. Мне показалось, что он понимал, что может своим состоянием нанести непоправимый вред своим близким. И поэтому он выбрал себя отдалить в некоторой степени. И поэтому его это и повело в путь. И никак у меня в голове не укладывается, почему это не зов сердца.

— Но он ничего не делал. Что он делал этим?

— Как не делал? Он путешествовал.

— Да он не путешествовал, он убегал. Курил кокаин какой-то, убивал животных. Я увидела в этом бегство. Пьяный угар какой-то.

— Зов сердца – убить всех животных, которые есть в мире?

— Наверно нет. Не знаю.

Мы сейчас разбираемся, правильного ответа не существует, никто никому ничего не навязывает. Мы говорим про себя, как каждый из нас понимает ситуацию.

— Вот слушая вас, я поняла, что воспринимала убегания других людей, как чувство свободы. Даже завидовала ем. Оказывается это совершенно не то. Переосмысливание теперь.

Когда человеку не комфортно с самим собой, он не думает о других и бежит, но бежит в первую очередь от себя. Когда нам плохо, мы вообще способны о ком-то думать?

— Нет.

А Тристану реально было плохо. А дома ему все напоминало о чувстве вины. Разговор с отцом, когда он про Альфреда сказал. Я напомню:

«Тристан: У Альфреда хорошо, где бы он ни был.
Отец: Только не здесь.
Тристан: Это моя вина.
Отец: Я этого не говорил.
Тристан: Я Сэмюеля не смог привезти живым.
Отец: Не смей так говорить. На то воля божья.
Тристан: Неужели?»

Такие моменты напоминали ему о чувстве вины и вынуждали бежать в надежде, что в другом месте что-то изменится.


— Получается, что если человек заявляет, что ему нужна свобода, человек не может справиться со своими чувствами или в данной ситуации не справляется.

Да.

— Или чего-то боится, или чувство вины или какие-то эмоции, с которыми не может справиться и заявляет, что ему нужна свобода.

Совершенно верно.

— Интересно.

— Или ответственность боится на себя взять.

Если мы говорим про фильм, то чувство вины, желание от него убежать, вынудило Тристана уехать. И помните, что он написал позже Сюзанне? «Я тоже умер».

— Да, и ты свободна теперь, выходи замуж за другого.

Это бегство привело Тристана к тому, что внутри себя он почувствовал себя мертвым. Проблема не разрешена. Он как себя обвинял, так и обвиняет.

— Он вернулся и все равно до конца не пережил это чувство вины.

— А я вас все-таки не слышу и не понимаю. Нет, я понимаю ваши доводы умом, а внутри не откликается. Я понимаю, что это его эмоции, что это его желание. С одной стороны да, ему все напоминает и усиливает чувство вины. В данной ситуации ему абсолютно логично было бы отстраниться. А с другой стороны получается, что отстраниться – это не логичный поступок. Короче, я не понимаю, я не слышу, о чем вы.

Но вот из опыта нашей работы вы уже знаете, что чтобы освободиться, необходимо полностью пережить ситуацию. Но этого не произошло и запустилось саморазрушение.

— Может быть, он таким способом и переживал это все? Может быть способом убийства животных он снова и снова себя возвращал туда?

Или искал свою смерть.

Я еще раз тебя спрашиваю: наши эмоциональные реакции – это зов сердца?

— Если мы находимся в неком гармоничном состоянии, то да. Если мы в состоянии аффекта, то нет.

А Тристан в каком состоянии находился?

— Не знаю, может быть, я сопротивляюсь, потому что я сама так поступала какое-то время, отстранялась, убегала от всех. Может быть, это попытка оправдать саму себя. Испытывая чувство вины и из-за того, что я испытывала чувство вины, посылала всех далеко и надолго и закрывалась. Может быть вот это. Но сейчас у меня состояние, что подобным образом рассуждая, вы забираете у меня это право оставаться наедине с собой. Вот как для меня это звучит.

Тристан бежал в первую очередь от себя, а не к себе. Но и он, и ты имели полное право поступать так, как поступали. И то, что он сделал, если мы называем зовом сердца, то возникает вопрос: «Что такое зов сердца?».

— Меня сейчас раздражает ситуация, что мы пытаемся найти формулировку зову сердца.

Почему тебя раздражает? Если у нас одни понятия, нам проще взаимодействовать. В противном случае нам будет трудно понять друг друга, если под одним словом мы понимаем разное.

— Не знаю. Я просто честно делюсь с вами, что меня это раздражает. Я, как и Тристан, убегаю, поэтому его и оправдываю :-)

Продолжение следует…

============
Если Вас заинтересовала такая форма внутренней работы, приходите на «Посиделки» в Центре «Осознанное внимание».


Более подробная информация о том, как принять в них участие по ссылке http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Так же Вы можете поделиться своими мыслями и чувствами по поводу данного фильма на форуме Центра «Осознанное внимание» (Общий форум – «Посиделки» в онлайн-гостиной – Фильм Эдварда Звика «Легенды осени») http://ovinfo.ru/forum/posidelki.html


С уважением, Татьяна Ушакова, руководитель Центра «Осознанное внимание».

Часть 1.
Часть 3.



10 августа 2015 г.

«Посиделки». Фильм Эдварда Звика «Легенды осени». Часть 1.

Предлагаю Вашему вниманию фрагменты встречи, посвященной обсуждению мыслей и чувств, которые вызвал фильм Эдварда Звика «Легенды осени». Встреча была очень интересной, поэтому я приведу практически всю стенограмму встречи, за исключением каких-то личных моментов участников группы.


Сюжет фильма:
«Некоторые люди очень ясно слышат свой внутренний голос, и живут так, как он им подсказывает. Такие люди сходят с ума. Или становятся легендами». Так начинается история семьи Ладлоу — стремительный и романтический рассказ о трех братьях, их отце и молодой и неотразимой женщине, которая роковым образом изменяет жизнь каждого из них.


Первый вопрос: «О чем для вас этот фильм?»

***
— Я думала над этим вопросом, знала, Татьяна, что ты его задашь. Раньше, когда я смотрела этот фильм, я бы сказала, что этот фильм о любви. О любви между Тристаном и Сюзанной. А сейчас, посмотрев, что меня эмоционально зацепило, я не могу это сказать.

Помнишь, ты говорила, что когда мы что-то смотрим, проживаем, наш ум за что-то зацепится, мы на этом сфокусируется, а все остальное пропустим. И тут у меня было то же самое. Когда я давно смотрела его, у меня по личным переживаниям сработало убеждение, точнее несоответствие фильма убеждению «если люди друг друга любят, они должны быть вместе». А тут они вроде любили друг друга, но вместе не остались. Не сработало убеждение, пошел негатив, я на этом застряла и вообще все остальное пропустила. Это раньше.

А сейчас для меня этот фильм о жизни, о жизни конкретной семьи. То, что индеец сказал в самом начале. И война была, и столько отношений среди разных людей, и рождение детей, и браки и столько вообще эмоций разных, которые я прочувствовала. Я сама себе удивилась, когда все это увидела. В первый раз я этого вообще не увидела.

А тут сразу применила на свою жизнь. Да в моей жизни оказывается столько всего, на что мой ум не обращает внимания, потому что застрял, например на «ой, у меня нет высокооплачиваемой престижной работы», и все плохо. И вот я уже второй день обращаю внимание на все, что у меня есть. И сейчас такое ощущение, что дни наполненные. У меня столько друзей, столько общения с разными людьми, вы у меня есть, йога, театры, выставки и главное любящий муж.

Вот спроси меня, чем я занимаюсь, я раньше бы ответила: учусь, работаю. Да ничего подобного, это только часть моей жизни. Я начала обращать внимание не только на «учусь – работаю» и не только на социальную реализацию. И так радостно стало. Такое вокруг меня изобилие, которого я раньше не замечала.

***
— Для меня фильм о разных людях, о разном восприятии мира людьми, о разных ценностях. И на протяжении всего фильма идет столкновение этих ценностей. По крайней мере, между братьями и отцом, настолько они все разные. Разные убеждения, разные потребности. Для меня фильм вот об этом.

***
— Для меня этот фильм про близость. Если ты сейчас спросишь почему, я отвечу, что не знаю. Второй момент, про что этот фильм, я так и не нашла ответ на вопрос, который меня преследовал весь фильм: почему все, кто любил Тристана, умирали. Я не поняла. Вернее там есть ответ индейца, что они разбивались об него, как о скалу, но почему, вопрос так и остался без ответа.

***
— Индеец описал Тристана, как человека, который следует зову сердца. Мне было интересно наблюдать за человеком, следовавшим этому зову сердца.

Я правильно поняла, что ты смотрела фильм в контексте этой фразы?

— Да, эта фраза определила для меня рамочку. Фильм называется «Легенды осени». И я выискивала, кто же здесь легенды. По видимости Тристан, потому что он родился во время падающих листьев, т.е. осенью. Я выцепляла подтверждающие этой картинке моменты. Пока ты это не сказала, я даже не заметила, что я так делала. Мой ум за это зацепился. И опять пол фильма пролетело мимо.

***
— Меня восхитила в фильме та свобода, с которой жил Тристан. Но вот сейчас пришла мысль, не зашкаливала ли эта свобода. Он позволял быть рядом с собой, но он как будто всегда был сам по себе. Свободным человеком, делающим то, что хочет делать. То, что ему говорит душа или зов сердца. И эта свобода в нем меня восхищала. Но я бы не смогла быть с таким мужчиной.

Ты бы не стала разбиваться об эту скалу?

— Да. Слишком он независимый. Мне кажется, что он любил и принимал всех. Но эта любовь не была тем, что его останавливало. И в его действиях не было ни капли манипулирования. Его чувства для меня были очень накаленными. Когда он обозлился, я искала ответ на этот вопрос, что с ним случилось, почему он стал вдруг этим медведем. И я поняла, что та боль, которая у него внутри, которую он не мог пережить, она такой эффект дала.

Какая боль?

— Боль от смерти брата. Он взял на себя эту защиту, но он не справился. Здесь у меня проходит аналогия, когда в начале фильма он справляется с медведем, его все хвалят и у него такая всемогущественность внутри. Я понимаю, что это мои внутренние ощущения. Он решил, что может справиться со всем, раз с медведем справился. И вот ощущение, что когда он ответственность за брата на себя взял, но брат погиб, и этот его образ внутри разрушился. И от этого внутреннего противоречия он очень сильно страдал. Все дальнейшие события, жестокость, путешествие, месть от того, что у него была боль внутри и от неприятия этой ситуации (смерти брата).

Боль от утраты всемогущественности или боль от испытываемого чувства вины?

— Я ощущала боль. Понятно, что она вызвана чувством вины, потому что он цеплялся за фразы брата. Брат ему на эту кнопочку нажимал и он взрывался. Да, наверно все-таки чувство вины от того, что он не справился.

«Нажимал на кнопку», взрывался – это проявление свободы?

***
Что вы можете сказать про отношения двух братьев Тристана и Альфреда?

— Мне показалось, что Альфред завидовал Тристану. Завидовал близости с отцом, тому, что его все любили, что его полюбила Сюзанна, тому, что у него родились дети. У меня было такое ощущение. Альфред сказал отцу, что Сюзанна достойна большего. Он же мог поддержать ее и не обязательно жениться на ней, воспользовавшись отсутствие Тристана. И, к сожалению, как бы он не старался по жизни, добивался каких-нибудь постов, статусов, женился на женщине, которая любила Тристана, почему-то все равно он оказывался в проигрыше. Всегда. Для меня.

***
Среди братьев было соревнование. Как вы его ощущали?

— Альфред все время подкалывал Тристана.

Напомню фразу Альфреда про Тристана для Сюзанны: «Не обращайте внимания, ваша собака воспитана лучше».

 — У меня такое ощущение, что Тристан с Альфредом не соревновался. Соревновался Альфред. Тристан жил свою жизнь: пароход идет и идет, скала стоит и стоит. А вот Альфред об эту скалу разбивался, потому что многое, что делал Тристан, не соответствовало убеждениям Альфреда «как должно быть». Поэтому Тристан его постоянно раздражал.

Когда в семье двое и больше детей, обычно есть старший по возрасту, который за все отвечает. И есть младший, которого больше всего опекают. По идее Альфред должен быть человеком, берущим на себя ответственность за младших.

Как описал братьев индеец: «Альфред был взрослым, даже для своих лет, Сэмюель был младшим, братья готовы были на все, ради него, для них он был сокровищем». Однако Альфред не взял на себя ответственность за младших по возрасту. Эту роль на себя принял Тристан.


— Вот я это точно заметила. Не обязательно берет старший, берет тот, кто готов взять на себя ответственность. И в этой ситуации взял на себя ответственность Тристан. А Альфред ему благополучно отдал. Младший написал в письме с войны, что Альфред практически с нами не общается. Он устранился, а Тристан и рад был это взвалить на себя. Почему я так думаю? В моем случае, у меня в семье именно младший всегда берет ответственность, а старший благополучно ее сваливал на младшего. Здесь вопрос ответственности, а не старшинства.

— Отец больше любил среднего и больше ему прощал, это задевало Альфреда. Альфред не только переложил ответственность, но еще и постоянно обвинял Тристана, постоянно нажимая на «больную мозоль».

Продолжение следует…

============
Если Вас заинтересовала такая форма внутренней работы, приходите на «Посиделки» в Центре «Осознанное внимание».

Более подробная информация о том, как принять в них участие по ссылке http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Так же Вы можете поделиться своими мыслями и чувствами по поводу данного фильма на форуме Центра «Осознанное внимание» (Общий форум – «Посиделки» в онлайн-гостиной – Фильм Эдварда Звика «Легенды осени») http://ovinfo.ru/forum/posidelki.html

С уважением, Татьяна Ушакова.

Часть 2



3 августа 2015 г.

«Посиделки». Фильм Лукино Висконти «Невинный». Часть 3.

В Центре «Осознанное внимание» проходят «Посиделки», на которых мы делимся мыслями, чувствами, ассоциациями, которые вызвал просмотренный фильм. Встречи проходят дистанционно, по скайпу каждую среду в 20.00.

Предлагаю Вашему вниманию фрагменты встречи, посвященной обсуждению мыслей и чувств, которые вызвал фильм Лукино Висконти «Невинный».

Сюжет фильма:
Граф Туллио Эрмиль считает себя "человеком без предрассудков", свободным от обязательств, живущим только для своего удовольствия. Ради такой же "женщины без предрассудков" Терезы Раффо он пренебрегает своей кроткой любящей женой Джулианой. Но когда брошенная им жена заводит роман, Тулио не может с этим смириться, и вседозволенность оборачивается против самого Эрмиля, не справившегося со своей "ролью".

***
— Как я поняла, когда ты общаешься с человеком, как с субъектом, это ты общаешься с человеком, а не с его образом.

Когда тебя интересует человек, его переживания, его мысли. Если ты общаешься с образом, приписывая ему свои переживания и мысли, это уже отношение как к объекту.

— Потребительское отношение: дай, дай, дай – это тоже отношение как к объекту.
Хочу сказать на счет свободы. Я всегда это отслеживаю по своему раздражению. Если у меня появилось раздражение, значит, я уже иду против себя. И тогда я задаю себе вопрос: что ты хочешь? Ответ вылетает сразу, а дальше я включаюсь – как это сделать, как сказать.

А ты спрашиваешь: что хочет другой?

— Спрашиваю. Потому что когда вместе, когда находишь решение, которое устраивает обоих, то это классно. Видно по глазам, что человеку хорошо.

Я не могу сказать точно, где ограничивают мою свободу, я это чувствую по раздражению. Когда я наполнена, я пойду на уступки, когда нет, то легко могу сказать, что не хочу.

Я правильно тебя услышала, что ты свободно озвучиваешь свои границы?

— Да. Но если человек обидится… Хотя не помню, чтобы обижались. Когда говоришь без обвинения, на равных, проблем не возникает. Смотришь в глаза, нормально говоришь, люди вообще не обижаются.

***
Что у нас получилось? Границы проявляются и озвучиваются, когда к нам относятся как к объекту. То же касается и другого человека. Если я к нему отношусь как к объекту, то я ограничиваю его свободу.

— Татьяна, ты сейчас сказала «что я ограничиваю его свободу», мне что-то так тяжело стало в плечах и сопротивление: с какого я должна заботится о других. Если они хотят быть объектами, это их выбор.

Их выбор, если они согласны с тем, что ты к ним относишься как объекту. Но относиться к другим, как к объекту – это твой выбор. Но мы сейчас говорим о близких отношениях. Если ты хочешь иметь близкие отношения с мужем, друзьями, то тогда ты даешь свободу и показываешь свои границы.

— А я подумала, что со всеми людьми.

Все зависит от ситуации. На работе одни отношения, с близкими другие.

Представь себе ситуацию, что ты, как руководитель относишься к своим подчиненным только как к субъектам.  Для тебя важно только самоощущения людей. В этом случае ты загубишь весь бизнес.

Другой вариант, если ты относишься к подчиненным только как к исполнителям определенных обязанностей (объектам), вполне может быть твой бизнес будет процветать, но психологическая обстановка будет невыносимой.


Необходимо искать золотую середину и не путать свои личностные, субъективные отношения и рабочие.


— Я не совсем поняла. Как выбирать, с кем как взаимодействовать? Однозначно с близкими людьми субъект-субъект. Я так понимаю, что отношения тогда будут глубже, более взаимоудовлетворяющие. А вот с остальными? Получается, по ситуации? А как быть с руководителем?

Воспринимать себя на работе, как объект, у которого есть определенные задачи, за выполнение которых ты получаешь заработную плату. Если мы пытаемся на работе выстроить близкие отношения, от этого будет страдать работа. Просто это необходимо помнить и учитывать.

— Поэтому и не советуют брать друзей на работу, потому что не все это могут разделить. Я могу с друзьями и работать и дружить, но вижу, что очень многие не могут это делать. Начинают обижаться, им приходится постоянно все объяснять, это напрягает, поэтому лучше, чтобы друзья с тобой не работали.

***
— По поводу границ. Как только затрагивают мою свободу, эта граница здесь сразу и наступает. Я могу пойти на все, но только не трогайте мою свободу.

Свободу в чем?

— Во всем. Меня нельзя ограничивать. Мы с мужем до сих пор вместе только потому, что он никогда не ограничивал мою свободу ни в чем. Мы могли ссориться, спорить, но он никогда меня ни в чем не ограничивал, не душил ревностью. Если кто-то покушается на мою свободу, я сразу отдаляюсь от такого человека. Вот это моя граница. Пока не претендуют на мою свободу, я готова на все, по крайней мере на многое. И если бы мне так же сказали, что мне больно, останься, если бы это касалось моей свободы, я бы не посмотрела на это. Я попыталась бы выяснить, что можно сделать, чтобы человеку не было больно, но я бы не осталась. Я не могу жить в рамках. Когда мне выставляют рамки, я прямо зверею, я забываю про все хорошее сразу.

Но ты же выставляешь своим близким рамки, как должно быть.

— Да, у меня есть свои понятия, безусловно, но я взрослый человек и отдаю отчет в том, что у каждого есть своя жизнь, поэтому я не лезу в нее. Им так хорошо, и ради Бога. Я буду улыбаться, я буду самой замечательной…

Короче будешь вести себя, как жена Тулио, подстраиваться.

— Я буду делать так, чтобы им было хорошо в моем обществе.

А зачем тебе это надо?

— Для того чтобы их не ранить.

Тогда получается, что близкие тебе как бы говорят, что если ты будешь вести себя по-другому, то это причинит им боль, и поэтому будь самой замечательной и ты соглашаешься. Это в контексте нашего фильма.

— Хорошо сказала. Давай тогда разграничим. Если это касается моего любимого человека, мужа, это одно. Есть еще отношение к детям. Есть отношение к родителям. И так далее.

Разные свободы?

— Да. Разные свободы, разная любовь и разные отношения. Я буду вести себя так, чтобы все было так, как надо, но мои чувства останутся со мной.

Это игра. Ты себя напрягаешь и близким от этого дискомфортно, они же чувствуют твою неискренность.

— Я не люблю быть не искренней, меня это сильно напрягает. А напряжение ни к чему хорошему не приводит.

Тогда получается так: чтобы быть хорошей для других, чтобы им было с тобой комфортно и хорошо, ты сама себя ограничиваешь, а не другие. Так? Подстраиваться – это твой сознательный выбор, твое сознательное ограничение собственной свободы ради других и в твоих страданиях, если ты их испытываешь, другие не виноваты. В противном случае получается, что в собственном ограничении своей свободы ты упрекаешь других.

***
— У меня такая мысль пришла. Одна из участниц начала говорить про свою свободу, и я подумала, а где моя граница? Когда мне начинают диктовать, как делать что-то, как жить, как реагировать, у меня возникает внутренний протест. И у меня возникает ощущение, что в этот момент ко мне относятся как к объекту. Неспособному самому решать, как мне поступать. Но я понимаю, что в отношениях иногда нужно и согласиться.

Согласиться с чем? Может вначале выяснить, почему именно так нужно делать? Может быть, для этого есть какой-то разумный довод. А может быть есть какое-то вставленное убеждение «как надо».

— Для меня, наверно, это не про свободу, а про независимость и самостоятельность. Типа «я сама знаю».

Ты не можешь все знать. Ты можешь знать из своего опыта одно, а другой человек может знать из своего опыта другое. Когда ты у него спрашиваешь: «почему он так думает?», ты можешь понять его мотивы, получить в свою «копилку» еще один вариант поведения, если он эффективный. Да, действительно, у него есть опыт, у него это отработано, почему бы эту форму поведения не использовать, если в каких-то условиях она оправданна? Попробовать по крайней мере, чтобы получить еще один опыт.

Есть другой вариант, когда он говорит, что надо делать так, может быть у него просто вставленное убеждение, с которым ты можешь поработать, задавая вопросы: почему именно так? А что это дает? И в итоге вывести его на понимание неразумности своего убеждения, вместо того, чтобы злиться и раздражаться. Думаю, что вы уже научились это делать.


— Тут еще момент такой идет, если я для себя все решила, и он советует, а сам не компетентен в этой области, то я не буду принимать в расчет. Но сначала у меня все равно будет сопротивление.

Это твой выбор. Но можно поработать с сопротивлением, использовать его для прояснения ситуации, а не поддаваться ему. Сопротивление возникло, ага, значит, мне нужно сначала расспросить, потому что в этот момент я уже решила, что все сама знаю. «Сама знаю» - не конструктивно, конструктивно – «я приняла решение и взяла за это решение ответственность на себя», тогда можешь и отказаться от советов, и сопротивления не будет.

— Да, у человека может быть другой взгляд, а я почему-то решила, что ко мне относятся как к объекту, не способному и не самостоятельному.

Теперь ты знаешь, что могут говорить и из своего опыта и из своего убеждения. А это разные вещи. И это лучше прояснить.

Выводы. Чем была для вас полезна сегодняшняя встреча:
***
— Я вот для себя записывала, как выйти на общение субъект-субъект. Первое, это наметить для себя то, через что я вообще никогда не переступлю. Где я точно ничего не позволю.

Это как раз твои границы.

— Второе – узнавать, что чувствует другой человек и при этом параллельно отслеживать и свои чувства, что я сейчас чувствую, не забывать про себя. Я заметила, что когда обращаешь внимание на то, что ты чувствуешь, то и иллюзии уходят. Для меня это взаимосвязано.

***
— Для меня стало открытием отношения субъект-субъект и субъект-объект. Я вспомнила, как я сама к мужу относилась, как к объекту.

Один раз мы с ним вместе сходили на йогу. Приходим, а он мне потом говорит, что он с температурой на эту йогу пошел. А я даже это и не видела. У меня было одно на уме: мне надо сходить. Я говорила: «Пошли, пошли, классно все будет». Я нахрапом взяла, сходила, свое получила, а на его чувства, ощущения и состояние внимания и не обратила. Я на свои отношения раньше с этой позиции не смотрела. Теперь буду наблюдать.

***
— Для меня эта встреча важна тем, что ясно дала понять, что сами мы себе сотворяем жизнь легкую или тяжелую. Можно играть, но можно и заиграться, как показал мне фильм.

***
— Я еще раз увидела и убедилась, что если человек страдает, то это его выбор так жить и в этом он видит свою жизнь.

Для иллюстрации твоих слов диалог Тулио с женой:
«Едва тебе покажется, что она твоя, как она тут же ускользает. Она с тобой, но ты чувствуешь, что она уже во власти иных желаний. Я должен найти в себе силы с этим покончить, и ты должна мне помочь.
— Но что я могу сделать?
— Запрети мне видеться, повлияй на меня.
— Никто не может тебя убедить, тем более я.
— Не правда. От обиды я чувствую себя полностью разбитым, но в то же время таким живым.
— Ты так говоришь, будто я пустое место.
— Ты права, я не справедлив, прости. Общение со мной требует терпения, как с больным.
— Больным, который наслаждается своей болезнью».


— В общем, если человек страдает, то это его личный выбор и не стоит ему в этом отказывать, пока он сам не будет готов что-то изменить в себе или в своей жизни.

***
— Для меня сейчас стало очень важным понять, действительно ли я учитываю чувства другого и слышу его, а не приписываю ему свои чувства и свои мысли.

— Может быть надо спросить?

— Да, но я в последнее время сталкиваюсь с тем, что не каждый может сказать, что он чувствует.

Наверно надо искать форму вопроса. Не просто спрашивать, что чувствует и что хочет. Это действительно не каждый может определить. Как вариант, спросить, какое у человека отношение к какому-то событию или действию. Тогда ты услышишь, и чувства и мысли. Ищи форму вопроса, на который тебе точно ответят.

***
— До меня только сейчас дошло, что слова «если уйдешь, мне будет больно» ко мне не имеют ни какого отношения. Это же он про себя говорил. Человек пытается мной манипулировать и говорит не про меня. Он говорит про себя любимого.

А ты вообще не учитываешься :-)

— А я-то рада была не учитываться, а потом сама же и страдала. И это понимание меня немножко выбило. Внутри слом произошел чего-то такого, что я внутри себя там нарисовала.
И еще я увидела очень важную для себя вещь, ведь по большому счету я смогла выйти из этого замкнутого круга. Я могла бы и дальше продолжать играть в позицию жертвы очень и очень долго.

***
Вы многие говорили, что герои в фильме вялые, чувства не проявляются. Это могло случиться потому, как уже говорила одна из участниц, что вы «схватили» состояние Джулианны и только сейчас после обсуждения это осознали. Она подавляет в себе чувства, и вы неосознанно делаете то же самое. Вы это внутри почувствовали, но осознать, что с вами произошло, не осознали.

— Да, у меня все время было напряжение и вопрос: почему она никак не реагирует? Как будто бы ей все равно.

Когда ты запрещаешь себе чувствовать, все чувства уходят внутрь, и человек кажется вообще без эмоций и чувств, мертвый и на вид безразличный.
===========
Если Вас заинтересовала такая форма внутренней работы, приходите на «Посиделки» в Центре «Осознанное внимание».

Более подробная информация о том, как принять в них участие по ссылке http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Так же Вы можете поделиться своими мыслями и чувствами по поводу данного фильма на форуме Центра «Осознанное внимание» (Общий форум – «Посиделки» в онлайн-гостиной – Фильм Лукино Висконти «Невинный») http://ovinfo.ru/forum/posidelki.html

С уважением, Татьяна Ушакова, руководитель Центра «Осознанное внимание».

«Посиделки». Фильм Лукино Висконти «Невинный». Часть 1
«Посиделки». Фильм Лукино Висконти «Невинный». Часть 2





30 июля 2015 г.

«Посиделки». Фильм Лукино Висконти «Невинный». Часть 2.

В Центре «Осознанное внимание» проходят «Посиделки», на которых мы делимся мыслями, чувствами, ассоциациями, которые вызвал просмотренный фильм. Встречи проходят дистанционно, по скайпу каждую среду в 20.00.

Более подробно о «Посиделках» и как принять в них участие можно почитать здесь http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Предлагаю Вашему вниманию фрагменты встречи, посвященной обсуждению мыслей и чувств, которые вызвал фильм Лукино Висконти «Невинный».

Сюжет фильма:
Граф Туллио Эрмиль считает себя "человеком без предрассудков", свободным от обязательств, живущим только для своего удовольствия. Ради такой же "женщины без предрассудков" Терезы Раффо он пренебрегает своей кроткой любящей женой Джулианой. Но когда брошенная им жена заводит роман, Тулио не может с этим смириться, и вседозволенность оборачивается против самого Эрмиля, не справившегося со своей "ролью".

***
Если мы возвращаемся к границам проявления свободы, мы с вами уже вышли на то, что границы нарушаются тогда, когда один считает другого объектом, а не субъектом. А когда нас считают объектом?

— Наверно когда человек не слышит чувств другого человека.

Или не хочет слышать, так?

— Когда он приписывает другому правила поведения, состояния, чувства, мысли. Когда считает, что другой не способен на некую автономию и должен действовать, как он считает. Когда используют человека, тогда к нему относятся как к объекту.

Вот смотри, если тебе мужчина говорит, что ты вправе бросить его, но это причинит ему боль и просит остаться. По-твоему, как в этот момент он к тебе относится?

— Раньше бы я посчитала, что он меня любит, раз ему будет больно, если я его брошу. Это значит, у него ко мне есть чувства, я значима для него. Настроила бы себе иллюзий, пожертвовала бы собой.

И ты останешься с ним из-за того, что ему будет больно или из-за того, что ты посчитала, что значима для него?

— Интересно. Значима и больно – это же разные вещи, получается. Наверно сейчас я уже буду ориентироваться на то, а как мне будет, если я останусь, и как мне будет, если я уйду. Это в первую очередь. Что будет для меня более ценным. Если это не безопасно для моей жизни и для моего психического состояния, то у меня не будет сомнений оставаться или уходить.

У меня уже была подобная ситуация, когда родственники бывшего мужа говорили, что им будет больно, если я перестану поддерживать с ними отношения. Но при этом они совершенно не считались с моими чувствами, и я решила, что мое состояние для меня важнее. Хотя могла в очередной раз прислушаться к ним. Но я здесь учла свое состояние, как мне будет лучше. И при том мне еще казалось достаточно очевидным, что не всегда, когда человек говорит о том, что ему будет больно, так и есть на самом деле.

***
Напомню слова Терензы из фильма:
«Для женщины очень плохо, когда ее оставляют. Всегда найдутся желающие посочувствовать. Найдутся и те, кто усомнится в моих чарах, что тоже не очень приятно.
Мои друзья от души посмеются, когда я расскажу эту историю моего поражения».


— Она говорит о том, что к ней будут относиться как к объекту и не будут считаться с ее чувствами.

Получается так, что если я фантазирую, выстраиваю какие-то конструкции по поводу человека, то я воспринимаю его как объект.

А надо задавать вопросы о том, что его больше тревожит. А так же говорить о своих чувствах в этот момент, что если я останусь, то мне будет больно и что эта боль для меня неприемлема.

Для того чтобы оставаться вместе должна быть мотивация к тому, чтобы быть счастливыми, а не приносить друг другу страдания. Правильно? Получается, что когда мы относимся к другому как к субъекту, мы должны включать какой-то взаимообмен. Не на основе иллюзией, а делясь своими чувствами.

А вот представь себе, что ты просишь человека близкого не поступать каким-то определенным образом, потому что это приносит тебе боль. Но человек говорит, что он все равно будет так делать, потому что он так привык. Ему реально очень сложно в себе что-то изменить.

— Значит, мне проще отойти от этого человека.

Хорошо, представь себе, что твой мужчина тебе говорит, что ему неприятно, что ты куришь. Ты можешь ради мужчины перестать курить.

— Наверно. Даже не знаю.

Ты можешь относиться к мужчине очень хорошо, ты можешь испытывать к нему любовь, но у тебя есть что-то, от чего ты никогда не откажешься, не отречешься. И ты ему говоришь, чтобы принимал тебя вот такой, но я здесь меняться не буду. Точно так же может быть что-то важное и для мужчины, от чего он никогда не откажется, что будет тебе причинять неприятные переживания. Я сейчас говорю о свободе, о той свободе, которую мы позволяем другому, не подстраивая его под себя на все 100%.

— Но если свобода другого приносит страдание тому, кто рядом…

Хорошо, где границы свободы человека, который рядом с тобой?

— Там, где начинаются страдания. Нет. Там, где это приносит мне вред или какие-то неприемлемые вещи.

Какие вещи? Постарайся для себя сформулировать, чтобы увидеть реальные границы, которые ты выставляешь другому.

***
— Пока я вас слушала, подумала, что тоже понастроила бы иллюзий, что если человеку без меня плохо, значит, у него есть ко мне какие-то чувства, значит я для него близкий человек. И это бы меня тоже остановило, по крайней мере, на какое-то время. Получается, что я не учитываю своих чувств, впадаю в иллюзии, думая о вещах, которые никто не озвучивал. Вот если бы сказали, что ты для меня близкий человек и мне было бы больно, была бы разница?

Лучше выйти на разговор и проговорить, что кому больно. И договориться, что ты мне здесь боль не причиняешь, а я тебе здесь. Выйти на разговор, когда каждый говорит о том, что ему неприятно. А можно нарисовать иллюзий, согласиться и потом страдать.

— Подождите, а в фильме жена же ему вообще ничего не сказала. Она же молча его слушала.

Нет, она ему ответила. Она спросила: «Помочь тебе в чем? Продолжать терпеть, мириться с ситуацией, в глазах общества явно предосудительной». С одной стороны она сказала о своей боли, но не прямо. На что он совершенно не среагировал и стал говорить, что любит Терезу. Он с чувствами жены совершенно не считается, но при этом целует ей руку.

— Я правильно поняла из вашего диалога, что включая диалог, мы можем выяснить границы боли?

Конечно.

— Получается, что ответ на вопрос – это как раз выяснить предел этой боли? И если он для нас неприемлем, то уже самому решать, что делать. Вот в этом и свобода наверно. Решить для себя, приемлемо ли мне то, о чем он говорит или не приемлемо и сказать ему об этом. Могу я бросить курить вот с этим конкретным мужчиной или не хочу.

Да.

— Интересно.

— Если бы жена сказала, что ей тоже больно от того, что он ей изменяет, ведет разгульный образ жизни, то это был бы уже диалог?

Диалог, если бы она прояснила у него, о какой боли он говорит, и сказала о своих чувствах на его действия и дальше они решили бы что-то сообща. Диалог – это желание слышать не только себя, но и другого.

В фильме она пыталась об этом сказать, когда она говорила о том, что она уедет к родным и они дадут ему имя. Она пыталась показать, что есть и другое решение ситуации. И она могла проявить свободу воли. Но муж сразу начал уговаривать, чтобы она осталась, что она нужна ему. Его слова: «Ты понимаешь, что будет, если ты меня оставишь? Пойми, меня не волнует скандал… Если бы я чувствовал тебя своей, только своей, я мог бы вынести все, что угодно. Отец тот, кто вырастил и воспитал». При этом обозначил условие, что она должна быть только его, откинув ее вариант. Она на это условие согласилась.

— Да, а он говорил только о себе и оставил за собой право жить и дальше так, как жил.

— Она выбрала будущее ребенка, хотя понимала, что это будущее зыбко и в любой момент может оборваться. В принципе, что и произошло.

Продолжение следует…

===========
Если Вас заинтересовала такая форма внутренней работы, приходите на «Посиделки» в Центре «Осознанное внимание».

Более подробная информация о том, как принять в них участие по ссылке http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Так же Вы можете поделиться своими мыслями и чувствами по поводу данного фильма на форуме Центра «Осознанное внимание» (Общий форум – «Посиделки» в онлайн-гостиной – Фильм Лукино Висконти «Невинный») http://ovinfo.ru/forum/posidelki.html

С уважением, Татьяна Ушакова, руководитель Центра «Осознанное внимание».

«Посиделки». Фильм Лукино Висконти «Невинный». Часть 1
«Посиделки». Фильм Лукино Висконти «Невинный». Часть 3




27 июля 2015 г.

"Посиделки". Фильм Лукино Висконти "Невинный" часть 1.

В Центре «Осознанное внимание» проходят «Посиделки», на которых мы делимся мыслями, чувствами, ассоциациями, которые вызвал просмотренный фильм. Встречи проходят дистанционно, по скайпу каждую среду в 20.00.

Более подробно о «Посиделках» и как принять в них участие можно почитать здесь http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Предлагаю Вашему вниманию фрагменты встречи, посвященной обсуждению мыслей и чувств, которые вызвал фильм Лукино Висконти «Невинный».


Сюжет фильма:
Граф Туллио Эрмиль считает себя "человеком без предрассудков", свободным от обязательств, живущим только для своего удовольствия. Ради такой же "женщины без предрассудков" Терезы Раффо он пренебрегает своей кроткой любящей женой Джулианой. Но когда брошенная им жена заводит роман, Тулио не может с этим смириться, и вседозволенность оборачивается против самого Эрмиля, не справившегося со своей "ролью".

***
— Я до конца фильма думала, что жена тоже в игре.

— Сцена в церкви. Мне кажется, что жена поняла, что ее ребенка могут убить, и она не встала, не пошла. Это вызвало подозрение, что она хотела, чтобы ребенок остался жить. Она не все сделала, что могла, чтобы это не произошло. Это я поняла по взгляду ее, испуганному, но в то же время она продолжала сидеть. Я бы на ее месте увидев, что кормилица пришла, вскочила бы и побежала к ребенку.

Она не могла это сделать, так как была вынуждена продолжать свою игру внешнего безразличия.

— Когда у тебя есть намерение спасти ребенка, то ты выходишь из игры.

Я понимаю, что ты сейчас говоришь о себе. Но давай посмотрим на сюжет. У жены был выбор – сразу уйти от мужа с еще не родившимся ребенком и тогда, учитывая тот век, в котором происходит действие, ребенок бы остался без имени и может быть даже и без средств к существования. Второй вариант – остаться с мужем и играть по правилам мужа. Но тогда ребенок будет иметь и имя и все необходимое. Она выбрала второе. 

— Может быть, но я не согласна с ее выбором.

***
Не могу сказать, что фильм меня впечатлил. Не один из персонажей у меня не вызвал сочувствия. У меня тоже сложилось ощущение, что жена ценой жизни этого маленького ребенка, пыталась что-то сохранить (положение, статус, любовь мужа). И это вызывало жуткий протест. Для меня эта цена неприемлема.

— Все герои были вялые, полуживые, не проявляющие чувств. Не понятно было, что они чувствуют. Не понятно, кто что хочет, кто к кому как относится. Жену мне было не жалко. Я не видела и не ощущала, что она как-то защищает своего ребенка, что она боится за него, что он ей вообще нужен. Только под конец, когда она уже сказала, но до этого вообще не было заметно ее чувств. Может она просто боялась мужа, я не совсем здесь поняла. Жена изначально не установила свои границы и позволила мужу делать все, что он хочет.

Ты очень хорошо заметила, что границы не были установлены изначально. Вернее были его правила: он может делать все, что хочет. И когда она пыталась что-то возразить, он ее ставил на место, напоминая, что они так изначально договорились и она с этим согласилась.

***
Тулио: Брак нельзя разрушать даже ценой собственного унижения. Ты удивительная женщина. И хотя моя любовь к тебе ослабла, что неизбежно, привязанность и уважение стали еще сильней. Я люблю тебя и уважаю, как любимую сестру, без которой не могу обойтись. Ты вправе меня бросить, но это причинило бы мне боль. Поэтому останься, помоги мне.

Посмотрите в своей жизни, как часто вы попадаете в позицию «жертвы», когда манипулируют вами, говоря о том, что ваши действия могут причинить боль.

— Я научилась обращать внимание на свои ощущения и практически уже не поддаюсь на подобные манипуляции.

— А я сейчас себя поймала на мысли, что мне часто так говорил муж. Но я задумалась не об этом, а о том, что наверно сейчас такая фраза, сказанная в мой адрес, вызовет у меня некий ступор, если я попытаюсь выставить границы, а человек будет говорить о том, что это причинит ему какие-то внутренние страдания. Я понимаю, что этим можно манипулировать, но меня это зацепит. Получается, что мне нельзя причинять другому боль.

Я тебя правильно услышала, что если вдруг тебе скажут, что твои действия могут причинить боль, и ты напугаешься и пойдешь на поводу?

— Да. Если человек для меня очень значимый и близкий.

Ты будешь страдать, терпеть, насиловать себя ради того, чтобы другой человек…

— Вот не знаю. Сейчас прямо задумалась. Понятно, что я так себя вела раньше и это была моя кнопка, на которую всегда очень активно нажимали. Это как из того отрывка, что ты привела из Баха: где та граница у меня? Надо разбираться.

Это очень важно определить свои границы, и мы сегодня как раз это и будем делать.

— А я сейчас вспомнила, как мы на курсе «Развитие осознанного внимания» разбирали, что такое манипуляция и до меня никак не доходило. Сейчас я это уже четко понимаю, но тогда я не могла понять, как можно манипулировать человеком, которого ты любишь. Когда ты любишь человека искренне, то ты находишь с ним точки соприкосновения, договариваешься, но не манипулируешь им. Я считаю, что манипуляция и любовь – это совершенно противоположное. Когда я увидела в фильме, как они там друг другом манипулируют, то понятно сразу становилось, что никто там ни кого не любит. Каждый из них пытается с помощью манипуляции чего-то получить. Не верю я жене, которая не спасла своего сына.

Не веришь чему?

— Тому, что она до конца готова была его спасти. Меня сцена в церкви очень сильно задела. Я бы не выдержала и сорвалась, и побежала бы к ребенку, уже наплевав на все. Она заигралась и уже потеряла грань реальности.

***
— Жена нашла для себя выход – подыгрывать и подыгрывает. Мне это не близко, но видимо другого выхода она не видела.

Да, мы смотрим со своей позиции. А если посмотреть с позиции того времени, то у нее по большому счету и не было другого выхода или вернее, она его не видела.

— Да, ты абсолютно права. Что она могла? Незаконно рожденный сын тогда получается. И ни какого будущего. А она за его будущее переживала. Но все равно, момент, который меня озадачил, это когда любишь своего ребенка, уже плюешь на все, просто рвешься в бой, главное спасти его. Поэтому этой точки мне не хватило. А то, что она играла в эту игру, чтобы его спасти, я совершенно в это верю.

— Да, Татьяна, когда ты мне сказала, что мы о себе говорим, у меня сначала было сопротивление, но вы развили эту тему, что это другой век. И я точно говорю о себе, потому что в моей шкатулке инструментов взаимодействия с другими людьми больше. Я свободнее, чем эта женщина, благодаря нашей работе. Но я тоже очень часто выбираю именно подстроиться. И вот с ее точки зрения, как она общалась, как с людьми взаимодействовала, видимо действительно это был оптимальный вариант для нее – остаться в церкви, не встать, не показать, что она на самом деле чувствует. Она спасала ребенка так, как могла и как умела. Других вариантов она не видела. И, к сожалению, не получилось у нее это сделать. Я ее не оправдываю и не виню, но уже понимаю. У нее просто нет инструментов, как еще можно себя вести. У меня тоже раньше было мало инструментов, и я шла в каком-то узком коридоре и считала себя жертвой.

***
Хочу вам напомнить сюжет, когда Тулио положил газету, в которой была заметка о смерти Филиппа, на поднос, который несла к Джулианне прислуга.

— Это мощнейший момент был, он хотел посмотреть на ее реакцию.

Если бы вы "присоединились" к Джулианне, то могли бы почувствовать то, что она испытывала. И как она себя сдерживала. И только тело ее выдавало. Это как нужно себя постоянно внутри ломать… Но это не осознанность, а постоянное подавление в себе любых чувств, чтобы соответствовать ситуации.

— Да, она держалась изо всех сил, потому что у нее была задача – не показать своих чувств.

— Я знаете, что поняла, то что я проживала в своей жизни большинство ситуаций, которые проживала жена. Поэтому с самого начала фильма, когда смотрела на нее, у меня отключались чувства. Это то же самое, как я делала сама в своей жизни.

Она мне тоже показалась такой бесчувственной по сути. А вот ты, Татьяна, сейчас сказала про подавление и я поняла, что присоединяясь к ней, я напрочь отключала все чувства. Я чувствовала то, что чувствовала тогда, т.е. ничего. Для меня главное тогда было – ничего не чувствовать.

И этот момент с газетой. Я так ждала, что он услышит какой-нибудь крик. И когда он зашел, а она просто молча сидит и все в себе сдерживает… Я помню это ощущение распирания в груди, когда все там внутри зажато и ты не можешь этого показать. И это бесчувствие потом распространяется вообще на все, на все чувства. Это и сыграло у нее свою злую шутку в плане отношения и к ребенку. Ей автоматом приходилось отключать и материнские чувства. Если бы она хотя бы это позволяла себе чувствовать, я думаю, что трагедии бы не произошло.

Она была "выключенная".

— Да, я знаю, как это.

Помните ее панические атаки? Ее тело уже говорило, что дальше просто нельзя.

— И то, что она ему в конце прокричала, что ненавидит его, это как раз то, все накопившееся…

Она не кричала, она практически шипела.

— Да, даже в тот момент ее клапан открылся не до конца и все выходило, как через дырочку какую-то. И я понимаю эту бурю чувств, у нее все смешалось.

К сожалению, она не кричала, она все еще находилась в том состоянии, что нельзя выражать свои чувства.

— После этого обсуждения я тоже поняла, почему я ничего не чувствовала, когда смотрела фильм. Я не обратила внимания, что она подавляла свои чувства. Для меня это открытие, что она именно подавляла. В принципе, я так же себя иногда веду. У меня есть убеждение, что неприлично кричать, неприлично бурно выражать свои эмоции. Это не хорошо.

И идет подавление. Так?

— К сожалению, да.

Продолжение следует…
============
Если Вас заинтересовала такая форма внутренней работы, приходите на «Посиделки» в Центре «Осознанное внимание».

Более подробная информация о том, как принять в них участие по ссылке http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Так же Вы можете поделиться своими мыслями и чувствами по поводу данного фильма на форуме Центра «Осознанное внимание» (Общий форум – «Посиделки» в онлайн-гостиной – Фильм Лукино Висконти «Невинный») http://ovinfo.ru/forum/posidelki.html

С уважением, Татьяна Ушакова, руководитель Центра «Осознанное внимание».
 
«Посиделки». Фильм Лукино Висконти «Невинный». Часть 2
«Посиделки». Фильм Лукино Висконти «Невинный». Часть 3
 



20 июля 2015 г.

«Посиделки» Фильм Кик Ки Дука «Натянутая тетива». Часть 3.

В Центре «Осознанное внимание» проходят «Посиделки», на которых мы делимся мыслями, чувствами, ассоциациями, вызванные просмотренным фильм. Встречи проходят дистанционно, по скайпу каждую среду в 20.00.

Предлагаю Вашему вниманию фрагменты встречи, посвященной обсуждения мыслей и чувств, которые вызвал фильм Ким Ки Дука «Натянутая тетива». Часть 3.


Слоган южнокорейской драмы "Натянутая тетива" (Hwal) - "Девушка которая считает что весь мир состоит только из моря, становится единственным миром для старика".




***
— У меня сейчас актуальная тема, разобраться – это я чувствую или думаю, что чувствую.

— А ты можешь просто понять, чувствуешь ты или думаешь?

— Ты можешь, а я пока не могу.

— А голову получается у тебя отключать?

— Получается, но я могу себя обмануть. У меня такой ум.

— Когда я задаю себе вопрос «что я сейчас чувствую?», мне важно отключить мысли. Правда, в этот момент я такой тупой становлюсь. Вот если один раз попробовать, ты испугаешься.
— Я пробовала, у меня нет страха.

— А у меня был страх. Но в этот момент происходит возврат к себе. Когда ты себя спрашиваешь, чувствуешь ты или думаешь, что чувствуешь, даже в этом у тебя много мыслей. Именно в том, что ты сказала, у тебя уже много мыслей. Ты сама себя запутала.
Вот смотри, пример, из чего я выхожу. Я говорю Татьяне: «Татьяна, у меня такое ощущение, что я тебя раздражаю». Потому что у меня такая мысль, мне показалось, что она со мной раздражительно говорила.

Ты говоришь: «У меня такое чувство, что ты…». Ты приписываешь свои чувства мне. Это ты чувствуешь раздражение или разочарование. А умом объясняешь: «Мне кажется…». Но вопрос в другом: что чувствуешь ты?

Чувство – это одно слово. А приписывание кому-то или объяснение потому-то и потому-то – это уже мысль.


— Я знаешь, что поняла? Когда ты думаешь, что кто-то испытывает по поводу тебя какие-то чувства, то ищи в себе эти чувства. Если ты думаешь, что Татьяна раздражается, то, скорее всего, это ты внутри чувствуешь раздражение на себя, но почему-то не хочешь его признать, а приписываешь Татьяне. Хотя по факту, она и не испытывает его.

— Я чувствую, что другой человек там что-то чувствует. Мы не можем это чувствовать, потому что это мы думаем, что другой чувствует. Все наши чувства в теле. Мозг может только профиксировать. Почему говорят, что неотработанные чувства вызывают в теле определенные болезни? Мы чувствуем своим телом. Татьяна на вебинаре про тело очень хорошо говорила: ты почувствовала злобу, посмотри, где это чувство у тебя в теле находится. Почувствовала радость, посмотри, где она у тебя в теле. Тогда ты реально будешь распознавать свои чувства. Мы чувствуем телом.

Если мы реально живем в переживаниях, вот как кино мы смотрим, мы становимся один целым и мир воспринимаем по-другому. Картинка проясняется, звуков больше становится. Как только мы даем себе возможность чувствовать. Но стоит нам уйти в голову, мир как бы сужается, он не такой объемный.

— У меня был очень интересный опыт. Я общаюсь с подругой, и вдруг она мне говорит: «В тебе много агрессии, которую ты не позволяешь себе выражать». Я удивилась и спросила, с чего это она решила. На что она ответила: «Я так думаю». А я ей: «Подожди, подожди. Почему ты решила, что у меня внутри много агрессии?». В итоге мне удалось донести до подруги, что это не моя агрессия, а ее. И она мне приписывает эти чувства. Она себе их не может признать по какой-то причине, и приписывает мне.

И потом мы с ней пришли к интересному открытию. То, что мы называем одним и тем же именем, для нас это разные чувства, мы по-разному их чувствуем. Она описала, что для нее агрессия, а я описала, что для меня означает это чувство. Поэтому понять, что чувствует другой, просто невозможно. Он это чувствует. Если он начинает это объяснять словами, там получается масло масленное.


Да, ты называешь чувство, а что под ним у тебя находится, знаешь только ты. Для другого это может быть совершенно другим. И если ты приписываешь чувство другому, сразу внутри себя посмотри, где у тебя это чувство и найдешь его. И оно тебе расскажет о тебе. Вспомните, мы говорили про эгоизм старика. Я его не ощущала, потому что я чувствовала свое. А наша участница ощущала, и в этот момент она чувствовала свое. А что на самом деле чувствовал старик, это знает только он.

Вы когда смотрели фильм, вы могли заметить, что во время фильма вы словно плыли в своих чувствах по волнам. Одно чувство перетекало в другое. Если не включать ум, то происходит так: почувствовала, отпустила, почувствовала, отпустила. Включили ум, сразу застряли. Потому и говорят: чувствуйте и не думайте.


Пошли по волнам чувств, на чем-то застряли, ум включили, полфильма пропустили.


***
— Ты что больше любишь, чай или кофе?

— Чай.

— А ты когда чай пьешь, ты его вкус чувствуешь?

— Да.

— Я тоже так думала. А вот тут на днях я заметила, что стала пить кофе маленькими чашечками и сижу, смакую. И в какой-то момент я увлеклась этим процессом. Вот глотнула его и задержала на языке. У меня был взрыв мозга, потому что я почувствовала вкус кофе. Это было в целом наслаждение, но я почувствовала совершенно для меня другой вкус. Вернее, я просто ощутила вкус, который раньше не замечала. Кофе и кофе. А здесь по-другому и наслаждение было другим.

Выводы:

***
Мы переживаем фильм в контексте своих внутренних переживаний.

***
Я в очередной раз убедилась, что человек живет в своем мире. Вот мы смотрели один и тот же фильм, одни те же видели движения кадра, одни и те же сцены, одну и ту же музыку слышали. И не смотря, что это одно и то же, мы с вами словно смотрели разные фильмы. Что-то совпадало, а где-то видел каждый свое. И самое интересное, когда мы все об этом говорили, каждый говорящий был прав. Мы так увидели и это жизнь. Здорово, когда человек понимает это и не переживает: «а то ли я в жизни понимаю?» или «то ли я в этом фильме увидел?».

***
Жизнь становится намного красочней, когда позволяешь себе испытывать чувства. Уходя в ум, мы начинаем видеть мир не объемно, а плоско. Я после фильма долго находилась под впечатлением. Увидела жизнь с другой стороны, с чувственной.

=====================
Если Вас заинтересовала такая форма внутренней работы, приходите на «Посиделки» в Центре «Осознанное внимание».

Более подробная информация о том, как принять в них участие по ссылке http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Так же Вы можете поделиться своими мыслями и чувствами по поводу данного фильма на форуме Центра «Осознанное внимание» (Общий форум – «Посиделки» в онлайн-гостиной – Фильм Ким Ки Дука «Натянутая тетива») http://ovinfo.ru/forum/posidelki.html

С уважением, Татьяна Ушакова, руководитель Центра «Осознанное внимание».




16 июля 2015 г.

"Посиделки" Фильм Ким Ки Дука "Натянутая титива" Часть 2.

В Центре «Осознанное внимание» проходят «Посиделки», на которых мы делимся мыслями, чувствами, ассоциациями, вызванные просмотренным фильм. Встречи проходят дистанционно, по скайпу каждую среду в 20.00.

Предлагаю Вашему вниманию фрагменты встречи, посвященной обсуждения мыслей и чувств, которые вызвал фильм Ким Ки Дука «Натянутая тетива». Часть 2.


Слоган южнокорейской драмы "Натянутая тетива" (Hwal) - "Девушка которая считает что весь мир состоит только из моря, становится единственным миром для старика".




***
— У нее здесь могла быть любовь к старику, в социальном мире тоже могла быть любовь к юноше, к родителям.

Ты исходишь из разделения чувства любви. Не важно, на кого направлено чувство любви – это все равно чувство любви. Просто чувство любви.

Когда ты говоришь «здесь мало, и нужно еще что-то», необходимо для себя определиться, чего тебе мало в любви и что нужно.


— А у меня еще во время просмотра фильма возникла такая мысль: она не ездит за пределы баржи, вот откуда она уверена, что она старика любит. А если бы, например, у нее был доступ к другим мужчинам? Вот надо выбрать.

А вообще, слушая вас, меня мысль озарила: любовь – она одна. Это чувство и чувство. Это ум куда-то там бегает, сомневается «а если бы да кабы». А вот когда ты умеешь чувствовать, у тебя нет ни каких сомнений. Если ты научилась чувствовать, ты чувствуешь эту любовь и знаешь, что вот это любовь. Зачем мне куда-то там идти, с какими-то другими мужчинами вступать в отношения, чтобы убедиться, что это настоящая любовь.

— А это вопрос, наверно, про выбор. Когда ты на чем-то останавливаешься, ты понимаешь, что именно это тебя делает цельной. Не надо ничего больше нигде добирать, получать. Когда ты в поиске чувств, ты все равно будешь что-то недополучать. Мне так кажется.

Может быть и получаешь, но не ценишь и не осознаешь.

— Тоже как вариант. Совершенно верно. Не способность увидеть то, что есть у тебя в наличии.

Увидеть целостно.

— Вообще странно, почему я все-таки разделяю любовь. Любовь вот это, любовь вот это. И любовь к мужчине – она что, какая-то особенная? Или она будет просто любовь? Вот это меня зацепило.

Если ты научишься просто любить, ты сможешь любить и мужчину, и детей и кого хочешь. Когда у тебя внутри есть это чувство. Ты можешь научиться любить своих детей и это чувство «родит» просто чувство любви. Оно появляется это чувство, а объект, на кого направишь, это уже не принципиально. Хоть на весь мир.

— Это да. Но у меня вопрос. Почему-то мне казалось, что любить детей и любить так же мужчину… У меня путается в сознании.

Попробуй расписать, что для тебя есть любовь к детям, что для тебя есть любовь к мужчине. Когда ты распишешь, ты увидишь, как создаешь разницу.

— Интересно. Любовь – это чувство. Оно есть и есть. А куда ты направишь его, это твое дело. И у меня ступор. У меня такое ощущение, что у меня этого чувства нет. Потому что у меня кругом требования. Я могу посмотреть кино и увидеть это в глазах героев. А что я видела? Любовь или доброту? Вообще, любовь – это такое слово. А я вот это испытали или нет? Короче, мысли опять понеслись. Но почему-то мне кажется, что из-за моих требований у меня этого чувства любви нет.

Давай все-таки разграничим. Есть любовь, которая безусловная, а есть любовь обусловленная. Однозначно любовь условную ты испытываешь. Безусловную любовь мало кто испытывает. Даже если мы считаем ее безусловной, все равно мы выдвигаем какие-то условия. Вот кажется, что мы детей любим безусловно, но все равно предъявляем к ним какие-то требования, потому что у нас есть образ, какими они должны быть. Значит, уже условная любовь. Поэтому сказать, что я совсем не чувствую любви невозможно. Ты ее испытываешь, но она не безусловная. Конечно, в идеале, необходимо стремиться любить безусловно, но нужно понимать, да, я люблю своего мужа, например, условно. И условия у меня вот такие. И если он их не выполняет, то я не чувствую к нему любви. Если ты это осознаешь, к тебе придет другая любовь. Но не стоит себя сейчас корить в том, что ты никого не любишь. Мы умеем любить так, как мы умеем сейчас любить.

— Спасибо тебе, ты сказала как-то, что удача – это оборотная сторона неудачи, лень – это оборотная стороны трудолюбия. И вот опять у меня, например, вылезает: «вот опять этого не сделала, ага лень». О, лень во мне есть, значит, есть во мне и трудолюбие, и я перестаю себя ругать. Интенсивность самокритики снизилась, легче себя стало организовать.

Вот то, что я увидела в глазах героев, как это передать словами, если оно не стало твоим? Невозможно передать. То, что они чувствуют, невозможно сказать, если скажешь, то это уже твое.

— Интересно, как слова мною управляют. Вот я говорю: «я его люблю» им тут же выстраиваются требования к себе, что я должна делать, если я его люблю. Что он должен делать, чтобы я его любила. И вот когда я подумала, что я не чувствую любовь, сразу мысли – значит, я мужа своего не люблю. Что я к нему чувствую? Благодарность. И сама себе остановила: все, хватит.

А может для тебя благодарность сейчас и есть любовь?

— Может, но мысли дальше идут. Если не чувствуешь благодарность, значит, он не достоин. Значит, надо кого-то еще искать. Понимаешь? Представляешь, в каком аду я живу благодаря своему уму! И вот в этом фильме я увидела, что они делают то, что чувствуют. И все красиво.

Когда ты начинаешь человека принимать без каких-то условий, человек начинает расслабляться и меняться именно так, как тебе бы хотелось. Он перестает бояться и начинает тебя принимать. Но это невозможно сделать через самоприказ: «я начинаю его принимать». Ты замечаешь все самое лучшее, что в человеке есть и на этом взаимодействуешь. Но и так называемые минусы ты тоже замечаешь, но не осуждаешь. Видеть надо все. Но взаимодействуя на том, что тебе нравится и что приятно, многие минусы уходят на второй план и тебе намного легче проговорить о том, что тебе не нравится. Потому что говорить ты будешь без осуждения и о себе, что ты чувствуешь,  а не о нем.

— Да, я понимаю, о чем ты. Вот у меня вчера было жуткое состояние и мне хотелось спрятаться от всех. И мы с тобой вчера разговаривали, и вдруг я понимаю, что мне так приятно тебя слышать, у меня прямо тепло внутри разливается. Приятно разговаривать, слышать тебя, чувство внутри такое было. Когда тебе хорошо, тепло рядом с человеком, ты понимаешь, что человек отдельно, а вот то, что он делает, это отдельно. Человек может поступить по-разному в отношении любого события и это не говорит о том, что человек плохой или хороший. Если тебе не нравится его поступок, то ты легко можешь об этом сказать, потому что твое отношение к человеку принимающее, а не осуждающее.

И когда ты чувствуешь любовь, у тебя меньше всего анализа и оценок поступков и действий. У тебя внутри твои ощущения этого человека.

Но если человек не будет учитывать моих чувств, я от него отодвинусь, потому что мои ощущения этого человека будут, я бы сказала, холодными. Вот это для меня больше про любовь – мои ощущения рядом с человеком без анализа и оценок его поступков. А требования есть у всех.

У всех. Но если их много, то и проблему надо искать в себе.
Продолжение следует...

=====================
Если Вас заинтересовала такая форма внутренней работы, приходите на «Посиделки» в Центре «Осознанное внимание».

Более подробная информация о том, как принять в них участие по ссылке http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Так же Вы можете поделиться своими мыслями и чувствами по поводу данного фильма на форуме Центра «Осознанное внимание» (Общий форум – «Посиделки» в онлайн-гостиной – Фильм Ким Ки Дука «Натянутая тетива») http://ovinfo.ru/forum/posidelki.html


С уважением, Татьяна Ушакова, руководитель Центра «Осознанное внимание».