17 августа 2015 г.

«Посиделки». Фильм Эдварда Звика «Легенды осени». Часть 4.

***
Тристан вернулся после своего путешествия. Дома он увидел разбитого параличом отца, Сюзанна вышла замуж за брата. Хоть мы и говорим, что он пошел по зову сердца, но то, что произошло, это следствие его выбора. Все эти действия спровоцировал Тристан. Вы согласны с этим или нет? 


— Вот для меня эта тема, еще когда мы обсуждали о личной ответственности, что касается влияния моих действий на других, вызывает жуткое сопротивление говорить об этом. Я не ответственна за то, что происходит у моих близких людей. Поэтому, когда сейчас ты говоришь про Тристана, у меня тоже такое сопротивление. Они сами своими мыслями выстраивают свою судьбу.

— Естественно. Мы сейчас смотрим последовательность действий, причины и следствия. Понятно, что каждый ответственен за свою жизнь. Но когда ты живешь с близкими для тебя людьми, ты все равно эту ответственность разделяешь.

— Пока я соглашаюсь только ментально. Я все понимаю, все это правильно. Но почему-то внутри не охота брать ответственность за последствия своих поступков, даже разделенную ответственность, видимо инфантилизм сидит.

— Я тебя пониманию. Но если в семье мы не можем разделить ответственность, если делаем только то, что хотим и не считаемся с чувствами других, то мы по большому счету разрушаем семью.

— Это очень тяжело принять. Легче сказать, что не я во всем виновата.

— Конечно. Только речь здесь идет не о вине, а об ответственности.

— И у меня тоже ощущение, что не только Тристан виноват. И отец не мог Альфреда понять.

— Я согласна с тем, что он все-таки запустил этот процесс, с которым они не смогли справиться. В этом смысле да.

— Сказать, что Тристан виноват в этом, мы не можем, в противном случае, мы тоже перекладываем на него всю ответственность, что в корне не верно. Но то, что он запустил это разрушение, можем.

— Тем более отец возлагал на него большие надежды, поскольку Тристан сам взял ответственность за всех и уехал.

— У меня такой вопрос. Ты сейчас сказала, что те, кто берет на себя ответственность и не считается с чувствами и мнением других, тот сам и виноват. Вот так я услышала. И я так думаю, нормально,  а кто не берет ответственность, тот в шоколаде.

Почему в шоколаде? Они жертвы.

— В чем они жертвы? Они же могли взять часть ответственности на себя.

— Они жертвы именно потому, что не берут часть ответственности на себя. Жертва всегда ищет, кто возьмет за нее ответственность, а потом его объявляет виноватым, если не справился с ответственностью.

— Прикольно получается. Вот это у меня вызывает сопротивление. То есть с одной стороны этот парень берет на себя ответственность, не справляется, потом испытывает по этому поводу чувство жуткой вины и при этом он же во всем и виноват.

— Во-первых, он виноват не сам по себе, а по мнению жертвы. А себя он обвиняет только в том случае, если наделяет себя супер возможностями. Если он реально оценивает ситуацию, то не берет на себя чувство вины.


***
— Знаете, какой момент меня очень тронул до слез. Когда он возвращался. Как его встречали, раскрыли ворота. У меня здесь не стыкуется. Вроде бы он и запустил разрушение, но с какой радостью его здесь ждали. Не зависимо ни от чего. И это вызвало во мне бурю эмоций. Его возвращение.

— Тристана любили. Кто не считал себя жертвой, ни в чем его не обвинял. И отец, и родители Изабелл, и индеец любили и принимали Тристана таким, какой он есть. Или другой момент: в семье упадок, пришел спаситель.

Но вы все время говорите о вине, а я говорю об ответственности за свои поступки. Когда берешь ответственность за свои поступки и знаешь (или предполагаешь) их последствия, чувство вины не возникает, потому что решение осознанно.

Хочу еще обратить ваше внимание на то, что когда человек берет на себя слишком много ответственности, он не дает другим развиваться.


 
— Да, кстати, это тоже одна из вещей, которая меня зацепила с младшим братом. Они так его опекали, особенно Тристан, у меня было такое ощущение, что он инвалид. Не дают ему развиваться. Постоянно с детства его опекали и вырастили птенчиком. Ему 20 с лишним лет, а он все еще птенчик, он не дорос, по возрасту мужчина, а внутри мальчик.

— Осознание пришло во время войны.

Письмо Сэмюеля: «Дорогая Сюзанна, невозможно описать весь ужас, который здесь творится. Все совсем не так, как я это себе представлял. Сегодня, когда я молился за души тех, кто погиб так ужасно и так героически, я понял, что молюсь и о собственной славе. Разве плохо мечтать о том, чтобы прославиться в бою? Как это было с моим отцом. Хотя Тристан и Альфред так заботятся обо мне, что, скорее всего, у меня никогда не будет такой возможности. Сюзанна, теперь я понимаю, что не отец был прав, а я был наивен. И все же наши тела находятся в Божьей власти. Мы бесстрашно и уверенно идем в бой с именем господа на устах».

Участие в войне – это самый легкий способ почувствовать себя героем. В мирной жизни у Сэмюеля такой возможности не было. Но и на войне братья ему тоже не давали принимать решение самостоятельно. И в итоге первое самостоятельно принятое решение привело к смерти. Так что сверхопека, взятие на себя полной ответственности за другого, привело к смерти последнего.

Пронаблюдайте, к чему приводит ваша сверхопека или взятие ответственности за жизнь близких людей. Или наоборот, сверхопека близких и взятие ими ответственности за вашу жизнь.


***
Встреча Тристана и Сюзанны после возвращения. Напомню разговор Альфреда с Сюзанной.

Альфред испытывает злость, настороженность и страх, от того, что вернулся Тристан.
«Альфред: И что он сказал?
Сюзанна: Просил передать привет и поздравление».
Альфред был опять готов к борьбе, к соревнованию. И по ощущениям после слов Сюзанны было видно, как напряжение у него спало. Он заулыбался. Потом он сообщил, что Тристан женится и опять же его слова в адрес Тристана о том, что Изабелл будет счастлива:
«Альфред: Счастлива? С Тристаном? Думаю, ты лучше всех знаешь, что это невозможно».

Опять желание опустить более сильного, более значимого.


— У меня мысль такая пришла: а желание опустить и соревноваться возникает у человека, который считает себя слабым?

— Слабым, нелюбимым, недостойным чего-то. Конечно.

— Тристан же ощущал себя любимым, поэтому не соревновался. Ну, если только по-детски он соревновался.

Для меня вопрос соревнования был ясен с первого момента, как они начали бороться, когда приехала Сюзанна. У меня сразу картинка из детства моих детей. Потому что мои дети всю жизнь соревновались. И первое, чем можно вызвать мое внимание, это начать бороться. Но я в Тристане видела меньше желания соревноваться. Альфред провоцировал соревнование, старался показать себя в более выгодном свете. Мне кажется, даже поход его во власть был в некоторой степени соревнованием. Доказать, что он лучше, мудрее и человечнее, как он сказал отцу: «И докажу это». А в итоге что? Он чувствовал себя нелюбимым, вот и старался что-то доказать.

— Еще был интересный момент, когда вернулся Тристан, нужно было поднимать хозяйство, потому что скот упал в цене, хозяйство приходит в упадок, надо что-то делать, решать проблему. И здесь возникает у членов семьи мысль, что Альфред голосовал за сухой закон и возможность заняться контрабандой спиртного поможет решить проблему упадка. Разве это не  соревнование с Альфредом?

— Да, против него как бы.

— Запуск этого соревнования был с подачи отца. И Тристан это сразу подхватил. Сам отец так и не вышел из борьбы с правительством. В данном случае объединилась борьба с правительством и соревнование со старшим братом.

— Получается, что Тристан тоже участвовал в соревновании?

— Да, он включился в соревнование. Значит, была у него в этом потребность.

Следующий момент. Конкуренты Тристана сказали, что ты жив до сих пор только потому, что твой брат конгрессмен Ладлоу. Только поэтому.

Опять включается соревнование через наступление на «больную мозоль». Мало того, что брат увел у него Сюзанну, а тут еще говорят, что жив пока только благодаря брату. Ты сам по себе ничего не значишь, значит только твой брат. Соревнование запущено.


— Да, он идет и опять продает.

— Хотя можно было остановиться и подумать о своей семье, чем его действия могут ей грозить, к чему это может привести. Можно же было торговать и в другом городе. Но Тристан продолжает свою деятельность. Вообще о чем он думает? О своей семье или о соревновании с братом?

— Меня тоже удивило, что он не остановился. Я только сейчас увидела, что это соревнование, но когда я смотрела фильм, мне было не понятно, почему он стал продолжать торговать спиртным.


***
— Следующий момент. Похороны Изабелл. Приехал Альфред, отец его увидел и закричал: «Я не хочу его видеть».

Альфред вроде бы чего-то добился, доказал, что он чего-то значит и удивляется, что отец даже теперь не хочет его видеть. Тристан его успокаивает, объясняя позицию отца, что он обвиняет власти в том, что случилось с Изабелл. А Альфред для отца – это часть власти.

Раз власти в этот раз победили, то необходимо продолжить борьбу. Я хочу, чтобы вы увидели, как соревнование в этой семье запускалось.


— Да, по таким моментам очень хорошо видно.

Альфреду сорок лет, а он говорит, что его не принимают. Даже смешно стало. На себя проецирую и вижу, что тоже все время хочу, чтобы меня принимали, и воюю с ветряными мельницами.

— Это их соревнование так явно видно.

— Постарайтесь увидеть в своей жизни похожие моменты. Как вы соревнуетесь, что делаете, какие ошибки допускаете, как это у вас происходит. Со стороны видно, а внутри себя зачастую нет.

— Я вижу у себя свое соревнование. Сейчас я его уже мгновенно вычисляю. Я так понимаю, что фильм надо было смотреть умом?

— Нет, только через чувства, чтобы не увидеть, а почувствовать. И говорить о своих чувствах, когда мы разбираем ситуации. Мы ведь обращаем внимание только на то, что нам близко, что перекликается с нашим сегодняшним состоянием. Если смотреть из ума, то получится так, как получилось у одной нашей участницы: услышала фразу индейца и весь фильм смотрела через подтверждение мысли индейца.

— Я так понимаю, что я, скорее всего, отождествилась с Тристаном и отождествилась как раз на чувстве вины. Мы когда начали обсуждать, у меня даже сердце заболело. Мне кажется, там у меня и живет чувство вины. Как только я об этом подумала, оно перестало у меня болеть. Почему я так яро его защищаю? Потому что я защищаю себя. И момент соревнования мне реально понятен.

Для меня самым важным было понять, в каких ситуациях кто его запускает. Вы говорите, что отец запускает соревнование, что давай мы будем торговать виски в противовес сухому закону. А Тристан опять же испытывает чувство вины, что хозяйство пришло в упадок, говорит о том, что мы все снова вернем, и у нас все будет хорошо. Он не против вроде бы ввязаться. Он привык так жить, брать ответственность. Но при этом получается, что беря ответственность, он берет груз, надевает корону на голову и вперед. Мы в подобном случае считаем, что за всех все решаем. Мы знаем, что кому в нашем ближнем окружении нужно. А это далеко не так.

— Теперь ты можешь ответить себе, почему все о Тристана как об скалу все разбиваются?

— Получается да. Потому что он не учитывал чаяния, нужды и чувства других людей. Он видел свою картину мира. Там же в фильме говорили про его мир и про другой мир. И его мир не пересекался с миром других, только соприкасался периодически. И все, кто подходили к нему, как раз разбивались об него.

***
— Несмотря на то, что фильм о любви, у Тристана было принятие, для него семья – это ценность с одной стороны и в то же время близости не было.

— Потому что он ответственности им не давал? Не разделял с ними ответственности.

— По-умному: он их считал объектами, а не субъектами и не способен был их услышать.

— Когда ты берешь ответственность полностью на себя, и когда тебе ее при этом еще отдают, трудно услышать другого. Если есть кому вести, что не отдать то? При этом никто не учитывает чувства других людей, не тот, кто берет, не тот, кто отдает.

— И еще виноват будешь, если что-то пойдет не так.

— Когда отец запустил это соревнование, он, по сути, переложил свою борьбу с правительством на Тристана. Тристан взял ответственность за желание отца, уже не из своих каких-то соображений действовал, а именно против власти, потому что так хотел отец. Сам он может и не был против власти, может только ради соревнования с братом…

Продолжение следует…

============
Если Вас заинтересовала такая форма внутренней работы, приходите на «Посиделки» в Центре «Осознанное внимание».


Более подробная информация о том, как принять в них участие по ссылке http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Так же Вы можете поделиться своими мыслями и чувствами по поводу данного фильма на форуме Центра «Осознанное внимание» (Общий форум – «Посиделки» в онлайн-гостиной – Фильм Эдварда Звика «Легенды осени») http://ovinfo.ru/forum/posidelki.html

С уважением, Татьяна Ушакова, руководитель Центра «Осознанное внимание».

Часть 3.
Часть 5.



7 коммент. :

  1. "..Хотела сказать об индейце, так как это важно для дальнейшего обсуждения.

    На вопрос Сюзанны про индейца: «Говорит ли он по-английски», Альфред отметил, что индеец не унизится, чтобы говорить по-английски. Это ключевая фраза, к которой мы дальше обязательно вернемся.
    Я извиняюсь может просмотрел, новроде внимательно читал..Обсуждение индейца было вообще? Спасибо

    ОтветитьУдалить
  2. Было, но на встрече. Публикую не все обсуждение, а только некоторые части.

    ОтветитьУдалить
  3. А как выбираете какие части публиковать а какие опустить?. Тема об индейца заявлена как ключевая а обсуждения к сожалению нет((. Спасибо

    ОтветитьУдалить
  4. Обычно опускаю те части и моменты, где много личной информации от участника.

    ОтветитьУдалить
  5. Здравствуйте, Татьяна! а новые обсуждения есть? хотелось бы тоже попробовать поучаствовать...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анна, добрый день! Обсуждения продолжатся в конце февраля - в марте (группа сейчас занимается в Мастерской). Если Вы хотите быть в курсе, когда начнутся обсуждения,подпишитесь на рассылку Центра или вступите в группу "Возвращение к себе или беседы для осознания" https://vk.com/club17609333

      Удалить
  6. большое большое спасибо! и на рассылку подпишусь, и насчет группы подумаю. :)

    ОтветитьУдалить