3 августа 2015 г.

«Посиделки». Фильм Лукино Висконти «Невинный». Часть 3.

В Центре «Осознанное внимание» проходят «Посиделки», на которых мы делимся мыслями, чувствами, ассоциациями, которые вызвал просмотренный фильм. Встречи проходят дистанционно, по скайпу каждую среду в 20.00.

Предлагаю Вашему вниманию фрагменты встречи, посвященной обсуждению мыслей и чувств, которые вызвал фильм Лукино Висконти «Невинный».

Сюжет фильма:
Граф Туллио Эрмиль считает себя "человеком без предрассудков", свободным от обязательств, живущим только для своего удовольствия. Ради такой же "женщины без предрассудков" Терезы Раффо он пренебрегает своей кроткой любящей женой Джулианой. Но когда брошенная им жена заводит роман, Тулио не может с этим смириться, и вседозволенность оборачивается против самого Эрмиля, не справившегося со своей "ролью".

***
— Как я поняла, когда ты общаешься с человеком, как с субъектом, это ты общаешься с человеком, а не с его образом.

Когда тебя интересует человек, его переживания, его мысли. Если ты общаешься с образом, приписывая ему свои переживания и мысли, это уже отношение как к объекту.

— Потребительское отношение: дай, дай, дай – это тоже отношение как к объекту.
Хочу сказать на счет свободы. Я всегда это отслеживаю по своему раздражению. Если у меня появилось раздражение, значит, я уже иду против себя. И тогда я задаю себе вопрос: что ты хочешь? Ответ вылетает сразу, а дальше я включаюсь – как это сделать, как сказать.

А ты спрашиваешь: что хочет другой?

— Спрашиваю. Потому что когда вместе, когда находишь решение, которое устраивает обоих, то это классно. Видно по глазам, что человеку хорошо.

Я не могу сказать точно, где ограничивают мою свободу, я это чувствую по раздражению. Когда я наполнена, я пойду на уступки, когда нет, то легко могу сказать, что не хочу.

Я правильно тебя услышала, что ты свободно озвучиваешь свои границы?

— Да. Но если человек обидится… Хотя не помню, чтобы обижались. Когда говоришь без обвинения, на равных, проблем не возникает. Смотришь в глаза, нормально говоришь, люди вообще не обижаются.

***
Что у нас получилось? Границы проявляются и озвучиваются, когда к нам относятся как к объекту. То же касается и другого человека. Если я к нему отношусь как к объекту, то я ограничиваю его свободу.

— Татьяна, ты сейчас сказала «что я ограничиваю его свободу», мне что-то так тяжело стало в плечах и сопротивление: с какого я должна заботится о других. Если они хотят быть объектами, это их выбор.

Их выбор, если они согласны с тем, что ты к ним относишься как объекту. Но относиться к другим, как к объекту – это твой выбор. Но мы сейчас говорим о близких отношениях. Если ты хочешь иметь близкие отношения с мужем, друзьями, то тогда ты даешь свободу и показываешь свои границы.

— А я подумала, что со всеми людьми.

Все зависит от ситуации. На работе одни отношения, с близкими другие.

Представь себе ситуацию, что ты, как руководитель относишься к своим подчиненным только как к субъектам.  Для тебя важно только самоощущения людей. В этом случае ты загубишь весь бизнес.

Другой вариант, если ты относишься к подчиненным только как к исполнителям определенных обязанностей (объектам), вполне может быть твой бизнес будет процветать, но психологическая обстановка будет невыносимой.


Необходимо искать золотую середину и не путать свои личностные, субъективные отношения и рабочие.


— Я не совсем поняла. Как выбирать, с кем как взаимодействовать? Однозначно с близкими людьми субъект-субъект. Я так понимаю, что отношения тогда будут глубже, более взаимоудовлетворяющие. А вот с остальными? Получается, по ситуации? А как быть с руководителем?

Воспринимать себя на работе, как объект, у которого есть определенные задачи, за выполнение которых ты получаешь заработную плату. Если мы пытаемся на работе выстроить близкие отношения, от этого будет страдать работа. Просто это необходимо помнить и учитывать.

— Поэтому и не советуют брать друзей на работу, потому что не все это могут разделить. Я могу с друзьями и работать и дружить, но вижу, что очень многие не могут это делать. Начинают обижаться, им приходится постоянно все объяснять, это напрягает, поэтому лучше, чтобы друзья с тобой не работали.

***
— По поводу границ. Как только затрагивают мою свободу, эта граница здесь сразу и наступает. Я могу пойти на все, но только не трогайте мою свободу.

Свободу в чем?

— Во всем. Меня нельзя ограничивать. Мы с мужем до сих пор вместе только потому, что он никогда не ограничивал мою свободу ни в чем. Мы могли ссориться, спорить, но он никогда меня ни в чем не ограничивал, не душил ревностью. Если кто-то покушается на мою свободу, я сразу отдаляюсь от такого человека. Вот это моя граница. Пока не претендуют на мою свободу, я готова на все, по крайней мере на многое. И если бы мне так же сказали, что мне больно, останься, если бы это касалось моей свободы, я бы не посмотрела на это. Я попыталась бы выяснить, что можно сделать, чтобы человеку не было больно, но я бы не осталась. Я не могу жить в рамках. Когда мне выставляют рамки, я прямо зверею, я забываю про все хорошее сразу.

Но ты же выставляешь своим близким рамки, как должно быть.

— Да, у меня есть свои понятия, безусловно, но я взрослый человек и отдаю отчет в том, что у каждого есть своя жизнь, поэтому я не лезу в нее. Им так хорошо, и ради Бога. Я буду улыбаться, я буду самой замечательной…

Короче будешь вести себя, как жена Тулио, подстраиваться.

— Я буду делать так, чтобы им было хорошо в моем обществе.

А зачем тебе это надо?

— Для того чтобы их не ранить.

Тогда получается, что близкие тебе как бы говорят, что если ты будешь вести себя по-другому, то это причинит им боль, и поэтому будь самой замечательной и ты соглашаешься. Это в контексте нашего фильма.

— Хорошо сказала. Давай тогда разграничим. Если это касается моего любимого человека, мужа, это одно. Есть еще отношение к детям. Есть отношение к родителям. И так далее.

Разные свободы?

— Да. Разные свободы, разная любовь и разные отношения. Я буду вести себя так, чтобы все было так, как надо, но мои чувства останутся со мной.

Это игра. Ты себя напрягаешь и близким от этого дискомфортно, они же чувствуют твою неискренность.

— Я не люблю быть не искренней, меня это сильно напрягает. А напряжение ни к чему хорошему не приводит.

Тогда получается так: чтобы быть хорошей для других, чтобы им было с тобой комфортно и хорошо, ты сама себя ограничиваешь, а не другие. Так? Подстраиваться – это твой сознательный выбор, твое сознательное ограничение собственной свободы ради других и в твоих страданиях, если ты их испытываешь, другие не виноваты. В противном случае получается, что в собственном ограничении своей свободы ты упрекаешь других.

***
— У меня такая мысль пришла. Одна из участниц начала говорить про свою свободу, и я подумала, а где моя граница? Когда мне начинают диктовать, как делать что-то, как жить, как реагировать, у меня возникает внутренний протест. И у меня возникает ощущение, что в этот момент ко мне относятся как к объекту. Неспособному самому решать, как мне поступать. Но я понимаю, что в отношениях иногда нужно и согласиться.

Согласиться с чем? Может вначале выяснить, почему именно так нужно делать? Может быть, для этого есть какой-то разумный довод. А может быть есть какое-то вставленное убеждение «как надо».

— Для меня, наверно, это не про свободу, а про независимость и самостоятельность. Типа «я сама знаю».

Ты не можешь все знать. Ты можешь знать из своего опыта одно, а другой человек может знать из своего опыта другое. Когда ты у него спрашиваешь: «почему он так думает?», ты можешь понять его мотивы, получить в свою «копилку» еще один вариант поведения, если он эффективный. Да, действительно, у него есть опыт, у него это отработано, почему бы эту форму поведения не использовать, если в каких-то условиях она оправданна? Попробовать по крайней мере, чтобы получить еще один опыт.

Есть другой вариант, когда он говорит, что надо делать так, может быть у него просто вставленное убеждение, с которым ты можешь поработать, задавая вопросы: почему именно так? А что это дает? И в итоге вывести его на понимание неразумности своего убеждения, вместо того, чтобы злиться и раздражаться. Думаю, что вы уже научились это делать.


— Тут еще момент такой идет, если я для себя все решила, и он советует, а сам не компетентен в этой области, то я не буду принимать в расчет. Но сначала у меня все равно будет сопротивление.

Это твой выбор. Но можно поработать с сопротивлением, использовать его для прояснения ситуации, а не поддаваться ему. Сопротивление возникло, ага, значит, мне нужно сначала расспросить, потому что в этот момент я уже решила, что все сама знаю. «Сама знаю» - не конструктивно, конструктивно – «я приняла решение и взяла за это решение ответственность на себя», тогда можешь и отказаться от советов, и сопротивления не будет.

— Да, у человека может быть другой взгляд, а я почему-то решила, что ко мне относятся как к объекту, не способному и не самостоятельному.

Теперь ты знаешь, что могут говорить и из своего опыта и из своего убеждения. А это разные вещи. И это лучше прояснить.

Выводы. Чем была для вас полезна сегодняшняя встреча:
***
— Я вот для себя записывала, как выйти на общение субъект-субъект. Первое, это наметить для себя то, через что я вообще никогда не переступлю. Где я точно ничего не позволю.

Это как раз твои границы.

— Второе – узнавать, что чувствует другой человек и при этом параллельно отслеживать и свои чувства, что я сейчас чувствую, не забывать про себя. Я заметила, что когда обращаешь внимание на то, что ты чувствуешь, то и иллюзии уходят. Для меня это взаимосвязано.

***
— Для меня стало открытием отношения субъект-субъект и субъект-объект. Я вспомнила, как я сама к мужу относилась, как к объекту.

Один раз мы с ним вместе сходили на йогу. Приходим, а он мне потом говорит, что он с температурой на эту йогу пошел. А я даже это и не видела. У меня было одно на уме: мне надо сходить. Я говорила: «Пошли, пошли, классно все будет». Я нахрапом взяла, сходила, свое получила, а на его чувства, ощущения и состояние внимания и не обратила. Я на свои отношения раньше с этой позиции не смотрела. Теперь буду наблюдать.

***
— Для меня эта встреча важна тем, что ясно дала понять, что сами мы себе сотворяем жизнь легкую или тяжелую. Можно играть, но можно и заиграться, как показал мне фильм.

***
— Я еще раз увидела и убедилась, что если человек страдает, то это его выбор так жить и в этом он видит свою жизнь.

Для иллюстрации твоих слов диалог Тулио с женой:
«Едва тебе покажется, что она твоя, как она тут же ускользает. Она с тобой, но ты чувствуешь, что она уже во власти иных желаний. Я должен найти в себе силы с этим покончить, и ты должна мне помочь.
— Но что я могу сделать?
— Запрети мне видеться, повлияй на меня.
— Никто не может тебя убедить, тем более я.
— Не правда. От обиды я чувствую себя полностью разбитым, но в то же время таким живым.
— Ты так говоришь, будто я пустое место.
— Ты права, я не справедлив, прости. Общение со мной требует терпения, как с больным.
— Больным, который наслаждается своей болезнью».


— В общем, если человек страдает, то это его личный выбор и не стоит ему в этом отказывать, пока он сам не будет готов что-то изменить в себе или в своей жизни.

***
— Для меня сейчас стало очень важным понять, действительно ли я учитываю чувства другого и слышу его, а не приписываю ему свои чувства и свои мысли.

— Может быть надо спросить?

— Да, но я в последнее время сталкиваюсь с тем, что не каждый может сказать, что он чувствует.

Наверно надо искать форму вопроса. Не просто спрашивать, что чувствует и что хочет. Это действительно не каждый может определить. Как вариант, спросить, какое у человека отношение к какому-то событию или действию. Тогда ты услышишь, и чувства и мысли. Ищи форму вопроса, на который тебе точно ответят.

***
— До меня только сейчас дошло, что слова «если уйдешь, мне будет больно» ко мне не имеют ни какого отношения. Это же он про себя говорил. Человек пытается мной манипулировать и говорит не про меня. Он говорит про себя любимого.

А ты вообще не учитываешься :-)

— А я-то рада была не учитываться, а потом сама же и страдала. И это понимание меня немножко выбило. Внутри слом произошел чего-то такого, что я внутри себя там нарисовала.
И еще я увидела очень важную для себя вещь, ведь по большому счету я смогла выйти из этого замкнутого круга. Я могла бы и дальше продолжать играть в позицию жертвы очень и очень долго.

***
Вы многие говорили, что герои в фильме вялые, чувства не проявляются. Это могло случиться потому, как уже говорила одна из участниц, что вы «схватили» состояние Джулианны и только сейчас после обсуждения это осознали. Она подавляет в себе чувства, и вы неосознанно делаете то же самое. Вы это внутри почувствовали, но осознать, что с вами произошло, не осознали.

— Да, у меня все время было напряжение и вопрос: почему она никак не реагирует? Как будто бы ей все равно.

Когда ты запрещаешь себе чувствовать, все чувства уходят внутрь, и человек кажется вообще без эмоций и чувств, мертвый и на вид безразличный.
===========
Если Вас заинтересовала такая форма внутренней работы, приходите на «Посиделки» в Центре «Осознанное внимание».

Более подробная информация о том, как принять в них участие по ссылке http://online.o-vni.ru/2015/06/blog-post.html

Так же Вы можете поделиться своими мыслями и чувствами по поводу данного фильма на форуме Центра «Осознанное внимание» (Общий форум – «Посиделки» в онлайн-гостиной – Фильм Лукино Висконти «Невинный») http://ovinfo.ru/forum/posidelki.html

С уважением, Татьяна Ушакова, руководитель Центра «Осознанное внимание».

«Посиделки». Фильм Лукино Висконти «Невинный». Часть 1
«Посиделки». Фильм Лукино Висконти «Невинный». Часть 2





0 коммент. :

Отправить комментарий